Тайные топтуны старого Курска

10 октября 2017 в 10:19Тайные топтуны старого Курска
Как филёры выслеживали революционеров в царской России

 

В одном советском фильме историко-революционной тематики революционер-подпольщик, вынырнув из-за угла, схватил за грудки филёра. Последний взмолился: «Барин, не погубите! Дети малые есть хотят, а старшие дочки уже на выданье. Можно, я за вашим благородием немножко послежу, а то ведь по миру пойду с домочадцами». Борьба с революционными настроениями и действиями была актуальна в России 100 и более лет назад. Вели её полиция и жандармерия. Но на передовом рубеже всегда находились их верные помощники – филёры (по-революционному – шпики, по-народному – «гороховые пальто»), осуществлявшие наружное наблюдение.

(ФОТО: Групповой портрет филёров)

Шпик в гороховом пальто

Эта служба имелась при учреждениях уголовного и политического сыска. По мере роста революционного движения в начале XX века она расширялась и укреплялась за счёт централизации деятельности. В компетенцию филёров теперь стала входить борьба с тайными организациями и неблагонадёжным элементом. Из отборных сотрудников кое-где на местах стали появляться «летучие отряды» – своеобразный филёрский спецназ.

Организатором филёрской службы был Евстратий Павлович Медников – простой, малограмотный человек, выходец из старообрядческой среды. Именно он предложил набирать в наружное наблюдение отставных солдат, прошедших суровую армейскую школу.

Галантерейными манерами в общении с подчинёнными Е.П. Медников не отличался. За малейшую оплошность подчинённый получал от начальника зуботычину. Есть данные, что основатель «полицейского социализма» Сергей Васильевич Зубатов ходил у него в учениках.

Первое достоверное упоминание о действиях филёров в Курске относится к 1902 году. Тогда в августе – сентябре у нас по решению Главного штаба Российской императорской армии прошли большие военные манёвры. На них, естественно, присутствовал Николай II. 1 сентября 1902 года проезд и остановки Его Императорского Величества по Курску, помимо местной полиции, обеспечивали тайные топтуны из приезжих.

Накануне революции 1905 года филёры появились и в Курской губернии. Однако так же, как и повсюду, их отличала слабая подготовка, низкие моральные и профессиональные качества, минимальная заинтересованность в службе. В годы революции многие уволились в связи с возросшей опасностью и символической оплатой труда. Относясь к вольнонаёмным, они не пользовались никакими правами чинов полиции и в случае инвалидности или потери кормильца семья не получала никакой компенсации.

Между тем к филёрам предъявлялись весьма серьёзные требования: здоровье, физическая крепость, умеренная интеллигентность и умственное развитие, находчивость, благонадёжность, честность, трезвость, ловкость, осторожность, смелость, настойчивость, выносливость, терпеливость, отличное зрение, слух, память, неброская внешность и так далее. Поляки и евреи в агенты не принимались.

Аресты бомбистов

В годы революции 1905 – 1907 годов благодаря работе курских филёров в губернии революционная активность находилась под контролем полиции. Были предотвращены десятки, если не больше, террористических актов. Заезжих боевиков и бомбистов арестовывали по-тихому, без погонь и перестрелок, чтобы сонный Курск продолжал дремать, как встарь, но об этом архивы молчат. Не всегда в полиции и жандармерии считали нужным хранить секретные материалы, проливающие свет на особенности своей работы.

Самоотверженный труд тайных сыщиков Курска не остался незамеченным в столице. В августе 1907 года на имя курского губернатора Виктора Михайловича Борзенко поступила следующая бумага от министра внутренних дел Петра Аркадьевича Столыпина: «Должности агентов наружного наблюдения Охранных Отделений не учреждены в законодательном порядке, а потому эти агенты в качестве вольнонаёмных и не пользуются никакими служебными правами. Такое положение не соответствует ни интересам самих агентов, ни пользе службы. Возлагаемые на агентов обязанности весьма ответственны, а в настоящее время, сверх того, сопряжены с постоянной опасностью для их жизни. Между тем, не имея служебных прав, они лишены тех преимуществ, которые предоставлены по действующим законам полицейским чинам. Это обстоятельство весьма затрудняет привлечение в ряды агентов вполне благонадёжных в нравственном отношении лиц. Вместе с тем, не занимая служебного положения, агенты не подлежат установленной законом для должностных лиц ответственности, а потому начальство лишено возможности как дисциплинарного воздействия на них за проступки по службе, так и привлечения к судебной ответственности за более тяжкие нарушения служебных обязанностей. В виду сего я признал соответственным предоставить состоящим при Охранных Отделениях наружного наблюдения вполне определённое служебное положение путём зачисления старших из них околоточными надзирателями, а младших стражниками уездной полицейской стражи по месту их жительства, с тем, однако, чтобы все старшие и младшие оставались при исполняемых ими обязанностях».

Далее министр распорядился назначить филёрам денежное содержание – 360 рублей в год каждому, тогда как ранее они могли получать не более 20 рублей ежемесячно, да и то за высокую эффективность своих действий. Этим же распоряжением все расходы по содержанию курской службы наружного наблюдения возлагались на Департамент полиции.

Благодаря повышению статуса курских филёров стали известны их имена и фамилии. Теперь этот когда-то совершенно секретный список хранится в Государственном архиве Курской области.

Спасая графа Доррер

В 1908 году в городе Белгороде Курской губернии благодаря наружному наблюдению была выявлена бандитская шайка, ставившая себе вполне политические задачи. Подполковник отдельного жандармского корпуса Смирнов сообщал: «Между проживающими в г. Белгород сапожником Набоковым, столяром Шаповаловым, булочником Шишлаковым, не имеющим определённых занятий Набоковым и … столярами-крестьянами братьями Ефимом и Иваном Былецкими состоялось соглашение учинять вооружённые грабежи и убийства, начав таковые деяния с курского губернского предводителя дворянства графа Доррер». Деятельность её была успешно пресечена.

История с филёрами имела своё продолжение. 24 февраля 1927 года в «Курской правде» был опубликован материал «Курские охранники», рассказавший о судьбе некоторых сотрудников тайной полиции.

(ФОТО: Филёр Ф. Крылов в простонародной одежде. 1903 г.)

«На днях курским отделом ОГПУ задержаны бывшие секретные филёры курского жандармского управления – Алейник Иван Емельянович и Зборовский Николай Григорьевич, работавшие в Курске в 1907 и 1908 годах. Алейник и Зборовский добровольно предложили свои услуги начальнику жандармского управления полковнику Ковалевскому. Были приняты в курский розыскной пункт. Руководил работой полковник Николай Александрович Зубов – на Лазаретной улице. Зборовский, уволившись из Курска, продолжал свою филёрскую работу до 1917 года включительно. После революции он жил у себя на родине в Проскуровском округе УССР, служил в нескольких советских учреждениях и перед арестом работал секретарём Яновского сельсовета. Алейника арестовали на должности делопроизводителя Бахматовецкого райисполкома, в том же округе. По делу следствие закончено», – писала газета.

Как сложилась судьба остальных курских филёров, неизвестно.

 

Имена курских филёров
Волохов Алексей Александров – отставной вахмистр Отдельного корпуса жандармов, мещанин г. Курска, 1853 г. р.
Алейник Иван Емельянов – запасный старший писарь, из крестьян Каменец-Подольской губернии, 1880 г. р.
Савельев Пётр Иванов – запасный младший унтер-офицер из крестьян Фатежского уезда, 1876 г. р.
Зборовский Николай Григорьев – запасный старший счётчик, Подольской губернии, 1879 г. р.
Торубаров Федот Федосьев – запасный старший унтер-офицер, из крестьян Фатежского уезда, 1877 г. р.
Алябьев Пётр Григорьев – запасный старший фейерверкер, из крестьян Курской губернии, Курского уезда, 1879 г. р.
Пшитюк Пётр Григорьев – запасный ефрейтор, из крестьян Каменец-Подольской губернии, 1881 г. р.
Корнев Тит Максимов – из крестьян Тимского уезда, 1865 г. р.
Семанович Иосиф Францев – запасный младший писарь, из крестьян Вилеской губернии, 1883 г. р.
Иванов Семён Семёнов – запасный старший фейерверкер, из мещан г. Курска, 1883 г. р.
Верхоломов Михаил Лаврентьев – из крестьян Курской губернии и уезда, 1882 г. р.
Куропаткин Тарас Фёдоров – из крестьян Курской губернии и уезда, 1881 г. р.
Боев Михаил Михайлов – запасный старший фейерверкер, из крестьян Щигровского уезда, 1874 г. р.
Болтенков Дмитрий Иванов – запасный бомбардир, из крестьян Щигровского уезда, 1869 г. р.
Бабанский Тихон Михайлов – запасный старший фейерверкер, из крестьян Обоянского уезда, 1873 г. р.

 

Пётр Горбачёв

Поделиться в соцсетях

Комментарии к новости

Аноним 10 октября 2017 г.

хороший статья

Оставьте комментарий

Поделитесь своим впечатлением о новости.

Текст комментария
Ваше имя
Введите капчу *
f26b747d48a942b162aa4ac07fc981cc

Уважаемые пользователи! Вводя персональные данные вы принимаете условия Политики конфиденциальности сайта сетевого издания "KURSK-IZVESTIA"



Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
Актуальные новости


Последние комментарии