Наш канал в Я.Дзен Наша группа в vkontakte Наша группа в instagramm Наша группа в Facebook Наша группа в Одноклассники Наш канал в twitter
Хозяин, забери меня домой - Новый проект Курских известий
Курс валют: USD: 66 | EUR: 75 Погода: Курск -1°

Курянке 15 лет не дают статус блокадницы

16 января 2018 в 09:19Курянке 15 лет не дают статус блокадницыАнтонина Александровна готовит документы в суд

Видео

80-летняя Антонина Забалуева вынуждена обратиться в суд

 

Военная блокада Ленинграда началась 8 сентября 1941 года. Продлилась она 872 дня и закончилась 27 января 1944 года. По некоторым данным, от голода и обстрелов тогда погибли свыше 641 тысячи жителей (по другим сведениям, не менее одного миллиона человек). Уцелевших на сегодняшний день, спустя 74 года, осталось совсем немного. И это лишь те, кто застал блокаду в детском возрасте. «КИ» нашли свидетельницу тех событий в Курске. Пенсионерка безуспешно пытается доказать чиновникам, что жила в блокадном Ленинграде.

 

Шесть женщин

Антонина Александровна хорошо подготовилась к нашей встрече. Для тёплой беседы она поставила на стол чай с плюшками и пачку одноразовых носовых платков. Это на тот случай, если из-за воспоминаний не удастся сдержать слёз.

– Я ведь больше 50 лет работаю в сфере общественного питания. Пока не накормлю гостя, даже разговор не начинаю. Вот так сказалось на мне голодное детство, – поясняет Антонина Александровна.

Она родилась 3 ноября 1937 года. Отец Александр Каява, финн по национальности, работал шофёром. Мать Бронислава, хоть и родилась на территории нынешней Беларуси, имела польские корни. Кроме Тони, в семье было ещё три дочери.

– Мы жили в домике в деревне Красной Горке, в 20 км от Ленинграда. Когда началась блокада, отец уже был на фронте. А мы были мал мала меньше. Маме помогала бабушка, мама нашего отца. Мне было 4 года, старшей сестре Нинель – 6, Айно – 2, а нашей младшей сестричке было всего 7 месяцев. От голода у матери пропало молоко, и девочка умерла, – вспоминает женщина.

В то время матери Антонины было всего 30 лет. Первое время она, как и многие её соседки, готовила хлеб из отрубей и горчицы. Тогда эти продукты ещё можно было достать.

– Вот сколько лет прошло с тех пор, а до сих пор терпеть не могу запах горчицы. Почувствовать её могу, даже если она на другом краю стола, – морщится собеседница.

В 1941 году наступили ранние морозы. С октября температура была ниже нормы на 4 – 10 градусов. Пришла лютая зима. Жители города и ближайших населённых пунктов умирали и от холода, и от голода. Следующей в семье Каява скончалась бабушка.

 

Мертвец на крыльце

Начались проблемы с водой и отоплением. От недоедания Бронислава Яковлевна слабела на глазах. Свои продукты она отдавала детям. Женщина едва могла встать с постели, чтобы принести в дом ведро снега, который потом растапливали, чтобы получить воду. Колоть дрова она уже не могла. В это время по улицам начали ходить мародёры.

– Однажды к нам в дом зашёл мужчина. Он сказал, что его прислали помочь нам. Пару раз воды принёс, раз дрова поколол. Однажды я увидела, что он вытащил из кармана маминого пальто продуктовые карточки. Именно по ним выдавали суточную норму хлеба, – рассказывает пенсионерка.

Если бы маленькая Тоня не заметила этого, семья погибла бы уже тогда. Но мать нашла в себе силы, поднялась и побежала за незнакомцем. Она догнала его и смогла забрать у него несколько талонов.

– Карточек осталось меньше половины, мама долго плакала. И решила отвести 2-летнюю Айно в детский дом. Мы уже были опухшие от голода. Еле живая, она собрала её и повела. По дороге им встретилась соседка-литовка. Эта женщина отпускала хлеб по карточкам. Когда она узнала всю историю, то помогла маме. Литовка достала несколько карточек и объяснила: «Сосед умер, а у него осталось немного». Всё-таки выручали люди тогда друг друга, – вспоминает пенсионерка.

После происшествия с незнакомцем Бронислава Яковлевна всегда запирала дверь и никого не впускала. Женщина боялась и за себя, и за детей. Но однажды случилась трагедия.

– Ночью кто-то постучал к нам в дверь и тихим голосом попросил: «Откройте». Мама испугалась и сказала: «Уходите». Утром она вышла за водой и увидела мёртвого мужчину на крыльце возле двери. Она долго плакала и всю жизнь винила себя в его смерти. Когда она вспоминала об этом, рыдала. И мы, дети, не могли слушать её без слёз, – призналась Антонина Александровна.

 

Враги народа

«Дорога жизни» уже была открыта, и несколько тысяч жителей удалось эвакуировать. Близилась весна, которую все ждали. Но в семью Каява пришло новое горе. В марте 1942 года решением военного совета Ленинградского фронта их объявили врагами народа.

– Вышло постановление, согласно которому нас собирались выслать из Ленинградской области по национальному признаку. Конечно, в Сибирь, отец ведь финн, а в то время финны поддержали немцев. Лёд на Ладожском озере уже таял. Перед нами несколько машин ушли на дно. С воздуха в это время тоже вели обстрел. Мы были уверены, что до берега не доберёмся. Но нас довезли до железнодорожной станции. Потом мы ещё месяц добирались до Красноярского края на товарных поездах, – рассказывает пенсионерка.

По дороге поезда бомбили не один раз. Вагоны то и дело шли под откос. В пути Бронислава Яковлевна на одной из станций вышла за кипятком. В этот момент вагоны тронулись, а она осталась. Женщина трое суток нагоняла поезд на попутных военных эшелонах.

– Мы думали, что мама не вернётся. Наш маленький узелок с вещами украли. Кое-кто из людей делился маленькими кусочками картошки и хлеба. Иначе не выжили бы. А через три дня мама всё-таки догнала нас, – говорит курянка.

В дороге скончалась маленькая Айно, которую сёстры ласково называли Анечкой. Девочку похоронили возле железнодорожной станции. А когда семья прибыла в деревню на попутной полуторке, дети кричали: «Дистрофиков привезли».

Самые яркие и радостные детские воспоминания у Антонины Александровны именно из Красноярского края. Там она чувствовала себя по-настоящему счастливой. И это несмотря на то, что у них с сестрой была всего одна пара рваных валенок на двоих. Из-за этого для прогулки приходилось ждать, когда сестра вернётся домой.

– Но иногда я не выдерживала и шла на улицу босиком. Вокруг дома пробегу и уже чуть успокоюсь. А в валенках дырки были такого размера, что портянки на улице теряла. Мама устроилась бригадиром на молочную ферму. Я тихонько бегала к ней на дойку и выпивала кружечку молока. Нинель отказывалась, говорила, что не положено, – признаётся собеседница.

После войны отцу прислали документ из сельсовета, что вся его семья погибла. Он сошёлся с девушкой. А позже приехал в Красную Горку, чтобы продать наш дом. Соседка ему и рассказала, что Бронислава Яковлевна жива. Он отправился за нами в Красноярский край.

– Отец забрал нас в карельский город Лахденпохью. Нашей семье там выдали трёхкомнатную квартиру. Но его девушка в это время родила и въехала туда. Она сказала, что не уйдёт оттуда. Мама сказала отцу, что не сможет простить его. Она говорила: «Если бы я получила документ о том, что ты погиб, я всё равно ждала бы тебя». В итоге мы втроём (мама, я и сестра) переехали в комнатку общежития. Я отцу благодарна, что он забрал нас из Красноярского края, – говорит курянка.

В 1957 году Антонина Александровна вышла замуж за офицера Забалуева. Через два года семью перевели в Курск. Годы лишений остались позади. С той поры девушка жила в достатке, посмотрела мир. Время от времени супруги жили то на севере, то на юге. На два года семью отправляли даже в Занзибар. У Антонины две дочери, внуки и даже правнук есть. А 19 лет назад она овдовела.

 

Хождение по мукам

В 2002 году Забалуева впервые попыталась получить знак «Житель блокадного Ленинграда» и вот уже 15 лет получает отписки из различных ведомств. В нулевые у Антонины Александровны была скромная пенсия, и она нуждалась в добавке. Сейчас вопрос денег остро не стоит. Для курянки гораздо важнее получить статус блокадницы. Но чиновники требуют, чтобы женщина привела двух свидетелей.

– Сама не знаю, зачем мне это нужно. Но вот какой-то справедливости хочется. Ведь я всё это пережила. А мне говорят, что наша семья находилась за кольцом блокады. В 2003 году я всё-таки добилась реабилитации мамы. Ведь её несправедливо выслали «по национальному признаку». Теперь готова идти в суд и за себя. Честно говорю, даже не знаю, какие льготы положены блокадникам, – призналась Антонина Александровна.

Предполагается, что произошла путаница при оформлении эвакуированных. Возможно, когда семью Каява размещали на грузовике, данные о них записали со слов других пассажиров. Поэтому во всех документах проходит информация, что Каява жили за территорией блокадного кольца (в деревне Севловской).

Однако в одной из архивных справок в 2002 году уточнили, что мать Антонины Бронислава Яковлевна всё-таки была прописана в деревне Красной Горке. Курянка планирует нанять адвоката, чтобы подготовить иск в суд. Она надеется, что справедливость восторжествует.

 

Цифра в тему:
8 месяцев прожила Антонина Забалуева в кольце блокады.

 

Алёна Мартынова

Поделиться в соцсетях

Комментарии к новости

Аноним 16 января 2018 г.

А к этой бабушке Овчаров тоже не ездил?

согласен с пенсионером 17 января 2018 г.

Овчаров, пора понять уже всем, сидит ровно, не для того, чтобы людям хорошо жилось. Назовите хоть одно ДОБРОЕ дело, которое ОН сделал для людей. У нас не регион, а болото!
Недавно видели ролик, где наш Михайлов хаял действующего президента. Говорил, что он довел страну до нитки. Вот в чем дело. А сам то он не довел регион до нищеты?!

Оставьте комментарий

Поделитесь своим впечатлением о новости.

Текст комментария
Ваше имя
Введите капчу *
0bed68a3bcb743092433533937cb3b0f

Уважаемые пользователи! Вводя персональные данные вы принимаете условия Политики конфиденциальности сайта сетевого издания "KURSK-IZVESTIA"



Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Обратите внимание

Актуальные новости


Последние комментарии