Курс валют: USD: 56 | EUR: 70 Погода: Курск -3°

Пост должен приносить чувство свободы и света

13 февраля 2018 в 11:20Пост должен приносить чувство свободы и света
В самом конце предпостного периода, непосредственно накануне собственно Великого поста наступает Прощёное воскресенье

 

Апостольское чтение этого дня (Рим. 13:11–14:4) поднимает ту же тему, что и апостольское чтение предыдущего воскресенья: «Кто ест, не уничижай того, кто не ест; и кто не ест, не осуждай того, кто ест, потому что Бог принял его» (Рим. 14:3). Если мы постимся с духом осуждения, мы лишаем наш пост всякой духовной ценности. Господу важна не моя диета, а мои отношения с другими.

Более ярко и рельефно та же мысль проступает в евангельском чтении этого воскресенья (Мф. 6:14–21). Здесь Иисус подчёркивает решающее значения взаимного прощения: «А если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших» (Мф. 6:15). Смысл здесь не в том, что Бог отказывает нам в прощении, как бы намеренно удерживая его, напротив, Бог всегда готов простить нас, но если с нашей стороны мы не желаем распространить это прощение на других, то просто оказываемся неспособны вместить сердцем дарованное нам Господом прощение. Пока мы сами не начнём прощать, мы не будем открыты для Божьего прощения. Не Бог нас не впускает, но мы, нашим жестокосердием и неумолимыми обидами, захлопываем дверь перед Его лицом.

Идея евангельского чтения этого воскресенья зримо воплощается в чине взаимного прощения, который в тот же день совершается во многих монастырях и приходских храмах в конце вечерней службы. Настоятель монастыря или прихода, преклонив колени перед своей паствой, просит прощения: «Простите меня, грешного», и тогда все остальные, каждый встав на колени, этими же словами просят прощения у клирика. Прощение даётся по принципу «один на один»: каждый по очереди на коленях просит прощения перед настоятелем или его сослужителем, те отвечают подобным же образом, а затем все члены собрания встают по кругу и, обходя друг друга, испрашивают и получают прощени.

Этот чин взаимного прощения очень далёк от того, чтобы быть просто обрядом. Он может быть, и часто бывает, глубоко действенным событием, изменяющим жизнь тех, кто в нём участвует. Я могу вспомнить случаи, когда обмен прощениями накануне Великого поста послужил мощным стимулом, внезапно разрушающим давние преграды и позволяющим по-настоящему восстановить отношения между людьми. Эта вечерня Прощёного воскресенья лучше всяких слов говорит нам о том, что в великопостное плавание никто не может пускаться в одиночку.

Предпостный период отчётливо показывает нам подлинный характер Великой четыредесятницы. Весеннее время поста – это время, когда по милости Божьей оттаивают наши оледенелые сердца, и мы снова оказываемся в общении с Богом и друг с другом. Обе эти формы отношений, с Богом и с человеком, неотделимы друг от друга. Я не могу стать ближе к Богу, пока я не стал ближе к человеку рядом со мной, и наоборот. В этом смысле Великий пост есть не только принесение жертвы, не только миссия, но и взаимная любовь.

Цель поста – сломить преграды, так чтобы мы смогли более полно разделить свою жизнь с Богом и друг другом. С определённой точки зрения цель Великой четыредесятницы – «децентрализация», удаление моей падшей самости с центра моего внимания, дабы освободить в моём сердце место для ближних и для Творца. Пост научает каждого говорить не только «я», но «я и ты», не только «мне», но «нам». В нашем сегодняшнем обществе потребления, в котором, как в таковом, господствуют себялюбие и вожделение, это наделяет Великий пост значимостью и актуальностью.

Таким образом, становится очевидно, что воздержание, которое часто считается главной чертой Великого поста – это не цель, а средство. Пост бесполезен, если не влечёт за собой восстановление разрушенных отношений. Действительно, в Евангелии Иисус говорит не просто о посте, но о «молитве и посте» (Мф. 17:21; Мк. 9:29). Если мы постимся, то только для того, чтобы настроиться на молитву, или, иначе говоря, чтобы вновь обрести связь с Богом.

Ранние христиане превращали эту двоицу в троицу: наряду с молитвой и постом они подчёркивали необходимость творить милостыню. Деньги, сэкономленные за время поста и воздержания, должны были быть истрачены не на себя, но розданы нуждающимся. Более того, как мы уже видели, мы должны делиться с ближними не только деньгами, но самими собой, мы должны делиться своим временем, своей дружбой, своей любовной заботой. Так новое пробуждение отношений с Богом в молитве ведёт нас к полноте и обновлению отношений с людьми. Пост, молитва и дела милосердия сливаются в единое целое.

Однако хотя воздержание само по себе и не является первоочередной целью Великого поста, пост и воздержание (в православии нет чёткой границы между двумя этими терминами) не могут быть отнесены на второстепенное место или просто отменены как нечто маловажное. В действительности в православии принято поститься довольно строго. Если уж Великий пост действительно должен быть временем жертвы, это, в числе прочего, также относится и к еде, и к питью. В течении семи недель, начиная с Чистого понедельника до Великой субботы, православные христиане должны соблюдать по большей части «вегетарианскую» диету. Исключаются мясо и животные продукты (яйца, молоко, масло и сыр); вино и растительное масло разрешаются только по субботам, воскресеньям и в некоторые другие праздники, рыба же дозволяется только в праздник Благовещения и в Вербное воскресенье.

На практике же в сегодняшней Православной Церкви часто наблюдается некоторое послабление этих правил, особенно для тех, у кого домашние – неправославные или даже просто нехристиане. Здесь полезно иметь в виду три момента. Во-первых, не следует поститься до причинения вреда своему здоровью или потери работоспособности. Во-вторых, мы не должны поститься как лицемеры (Мф. 6:16), привлекая к себе внимание. Когда мы в гостях, иногда более скромно и по-христиански будет без возражений съесть то, что нам предлагают, нежели требовать такой пищи, которая удовлетворяла бы нашим правилам. Если наш пост смущает других или становится для них причиной дополнительных хлопот, в нём есть что-то неправильное.

В-третьих, в то же самое время наш пост не должен носить случайного характера или быть чем-то номинальным. Он должен быть достаточно строгим, чтобы мы могли понять, что значит самоотречение. Великий пост потеряет всю свою ценность, если перестанет быть подвигом, борьбой с нашей падшей природой. «Пришла Крестом радость всему миру», – поём мы на воскресной утрене. Мы не можем войти в весеннюю радость Великого поста, кроме как через крестоношение.

Тем не менее, хотя правильное соблюдение поста и предполагает жертву и самоотречение, оно не должно строиться только в терминах отрицания. Его цель в самой определённой степени позитивна – не изнурять тело, но одухотворять его, не исполняться скукой и самоотвращением, но сломить греховное чувство самодостаточности и осознать нашу зависимость от Господа. Конечно, пост – это аскетический подвиг, но он должен приносить чувство свободы и света, пробуждённости и надежды.

«Каждая живая вещь свята», – утверждал великий пророк XVIII века, английский писатель Уильям Блейк. Комментируя эти слова, можно добавить, что любая созданная Богом вещь в некотором смысле живая. Великий пост очищает двери нашего восприятия, так что мы заново открываем для себя эту внутренне присущую всему святость. Великий пост учит нас, говоря словами американских индейцев, «нежно ступать по земле». Перед лицом экологического кризиса, обостряющегося в ужасающей степени, мы можем вновь, через соблюдение поста, обрести таинственное видение вселенной.

Нам становится легче оценивать каждую вещь саму по себе, а не только в её утилитарной ценности, и в то же время нам становится легче видеть Божье присутствие в сердце каждой вещи. Как сказано, христианин – это тот, кто везде, куда бы он ни смотрел, видит Христа и радуется Ему: «Сдвинь камень, и ты найдёшь Меня, распили бревно и Я – там». Вот истинная цель поста: он делает творение личностным и прозрачным, так что мы вновь обретаем чувство удивления перед священностью земли. Он помогает нам видеть все вещи в Боге, и Бога – в каждой вещи.

Митрополит Диоклийский Каллист,

сочинение «Великий пост и общество потребления», по сайту azbyka.ru

 

Митрополит Каллист (Уэр)
Родился в английском городке Бате, Сомерсет, в 1934 году в англиканской семье. Согласно некоторым данным, в 17 лет впервые познакомился с православием, а на его духовное становление оказали большое влияние отец Василий (Кривошеин), Н.М. Зернов и архимандрит Лев (Жилле). 14 апреля 1958 года Тимоти Уэр принял православие. В 1965 году рукоположен в диакона. Продолжительное время провёл в монастыре святого Иоанна Богослова на острове Патмос (Греция), где в 1966 году принял монашеский постриг под именем Каллист. В этом же году стал иеромонахом.
По возвращении в Англию стал профессором богословия Оксфордского университета, где читал лекции по православному богословию в 1966 – 2001 гг. С 1979 года возглавлял греческий православный приход в Оксфорде. В 1982 году назначен викарным епископом Константинопольского Патриархата в Великобритании, помощником архиепископа Фиатирского и Великобританского, с титулом епископ Диоклийский, в 2007 году Святейший Синод Константинопольского Патриархата предоставил епископу Каллисту титул митрополита Диоклийского.
Поделиться в соцсетях

Оставьте комментарий

Поделитесь своим впечатлением о новости.

Текст комментария
Ваше имя
Введите капчу *
5f91301f015d6bdb6cd37a5ce1efde61

Уважаемые пользователи! Вводя персональные данные вы принимаете условия Политики конфиденциальности сайта сетевого издания "KURSK-IZVESTIA"



Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728
Актуальные новости


Последние комментарии