Наш канал в Я.Дзен Наша группа в vkontakte Наша группа в instagramm Наша группа в Facebook Наша группа в Одноклассники Наш канал в twitter
Хозяин, забери меня домой - Новый проект Курских известий
Курс валют: USD: 65 | EUR: 75 Погода: Курск +5°

Курские поисковики нашли «блиндаж Константина Симонова»

17 июля 2018 в 14:32Курские поисковики нашли «блиндаж Константина Симонова»Генерал-майор Василий Горишный, награждённый за сражение на Курской дуге орденом Красного Знамени
Книга писателя «Разные дни войны» давно стала настольной для курского поисковика Алексея Сотникова

 

 Она и хорошее знание ситуации на местах боёв помогли недавно установить место нахождения блиндажа штаба 75-й Гвардейской дивизии генерала Горишного, куда военный журналист Константин Симонов прибыл в самый разгар Курской битвы.

 

Однажды местный историк, критикуя краеведов, берущихся за историю Курской битвы, поставил им в пример командира поискового отряда «Курган», который, мол, гораздо лучше «видит её из-под своей лопаты». Алексей Сотников тогда посмеялся. И только немногие знают, что его Курская дуга – это не только тонны перерытой земли, тысячи километров исхоженных и изъезженных полей, опасность нарваться на невзорвавшийся в 43-м снаряд, но ещё и кропотливый анализ – с помощью архивов, интернета, воспоминаний и публицистики тех времён. Для чего нужно последнее? Чтобы чувствовать и понимать, что происходило на Поныровской земле, какие эмоции испытывали офицеры и солдаты, что помогало выстоять.

 

Памятник не на месте

– Алексей Васильевич, выходит, сегодняшний памятник, который установлен в шести километрах от дороги Поныри – Верхний Любаж, расположен не на том месте?

(Фото: К.М. Симонов в гостях у гвардейцев, июль 1943 г., Курская дуга)

– Скромный памятный знак о пребывании известного советского писателя и поэта Константина Симонова в штабе 75-й Гвардейской стрелковой дивизии в июле 1943 года энтузиасты из Железногорска несколько лет назад поставили на западном склоне урочища «Самодуровский курган». К сожалению, ребята ошиблись. Утром 6 июля немецкие войска начали здесь атаку, и уже ночью это место было захвачено гренад2рами немецкой 6-й пехотной дивизии. Симонов приехал в штаб 75-й Гвардейской дивизии генерала Горишного в ночь с 7 на 8 июля и при всём желании в том месте быть не мог. Он пишет, что штаб располагался в блиндаже на склоне оврага. Отсюда журналист ходил ночами во время передышек записывать рассказы участников боёв.

– Где же на самом деле стоял штаб 75-й дивизии?

– Это место определено в оперативных сводках 17-го Гвардейского стрелкового корпуса: штаб с 7 на 8 июля разместился в 500 метрах северо-западнее высоты 261,4. Он находился на 10 км южнее того места, где сегодня установлен памятник. Мы по координатам нашли этот овраг и обнаружили 7 глубоких ям от блиндажей. Глубина очень большая, перекрытия были в 5 – 6 накатов (слоёв брёвен), чтобы могли защитить командный пункт при бомбёжке. Мы не сомневаемся, что нашли место расположения штаба 75-й дивизии.

 

Заметки о генерале

Константин Симонов записывал собственные впечатления, рассказы солдат и даже описывал действия командира дивизии. Читая эти зарисовки с поля битвы, невольно представляешь всё происходящее. Вот, например, как действует 40-летний генерал-майор Василий Горишный, награждённый за сражение на Курской дуге орденом Красного Знамени.

– …За эти дни 126 танков уничтожили, и это, учтите, только моя пехота и моя артиллерия, – рассказывает он. – Тут ко мне одна танковая бригада пришла в критическую минуту. Является командир, говорит: «Явился в ваше распоряжение», а у него танки большей частью лёгкие, Т-70, а тут на нас больше 200 немецких танков идёт. Так я отказался от его помощи, сказал ему: «Сиди пока, зачем зря губить бригаду».

Что это за погибшая бригада, нам рассказывает Алексей Сотников:

– Речь идёт о 107-й танковой бригаде, которая утром 6 июля за два часа боя потеряла 46 машин, в ней уцелело всего лишь 4 танка.

Накал боя здесь ясно предстаёт в цифрах. А вот генералу Горишному писатель не даёт оценок, просто записывает его слова и действия: в момент, когда, что называется, каждый штык на счету, он отсылает танкистов, понимая, что они все здесь полягут, не желая бесцельно отдавать ни жизни людей, ни технику. И самое важное – берёт всю ответственность на себя.

 

«Весёлые» минуты Курской битвы

Симонов приводит картину танковой атаки, увиденной собственными глазами: «Немецкая артиллерия бьёт по нашему оврагу. По донесениям, в поле нашего собственного зрения и вне его на участок дивизии идёт 250 танков… Генерал звонит командиру полка: «Борисов, у тебя сейчас наступает весёлая минута, имеешь возможность отличиться». По словам Алексея Сотникова, командир 212-го Гвардейского стрелкового полка 39-летний подполковник Михаил Борисов в этих боях действительно «повеселился», заслужив на Курской дуге орден Красной Звезды, а чуть позже уже за другие «весёлые» бои в октябре 43-го получит звание «Герой Советского Союза». До Победы ему дойти не удастся – он погибнёт в бою в1944 г., похоронен в г. Калинковичах в Белоруссии.

Удалое «веселье» в смертельном бою предстояло ещё одному командиру полка, 33-летнему майору Иосифу Слуцкому, которому тут же позвонил генерал Горишный: «Слуцкий, как у вас дела? Отлично? Что отлично? Подождите давать себе оценку, докладывайте обстановку». Через час этот же Слуцкий доносит, что перед его участком сожжено и подбито 28 танков. За сражение на Курской дуге майор Слуцкий награждён орденом Красного Знамени.

И общая картина «веселья» на Тепловских высотах в описаниях Константина Симонова: «В 4 часа немцы снова нас бомбят. В 4.30 мы их бомбим. В 5 – снова они. А в 6 часов они сбрасывают 12 парашютистов над самой линией фронта. Ветром их относит за передний край, туда, к немцам, обратно... Новое донесение, что 30 танков наступает на наш правый фланг. Стоит сплошной грохот. Немцы уже второй раз прочёсывают с воздуха передний край... На правом фланге нервничают, просят поддержать огнем тяжёлых «катюш». Но Горишный отказывает... Просит поддержать его с воздуха. Через двадцать минут в ту сторону идут наши штурмовики. И почти одновременно немцы начинают бомбёжку нашего командного пункта. Взрывы всё ближе и ближе, почти ничего не слышно...»

 

Головорезы из Сталинграда

Вечером, когда бой начинает стихать, Горишный, допивая остатки молока, принесённого ему утром, вдруг говорит: «Ещё в затишье, когда мы только сюда прибыли, немцы узнали, бросили листовки. Среди всего прочего написали: «Германскому командованию известно, что на Центральный фронт прибыли сталинградские головорезы. Скоро встретимся с вами!» Ну что ж, встретились».

– В Сталинграде тогда ещё полковник Василий Горишный командовал 95-й стрелковой дивизией, входившей в состав 62-й армии, – рассказывает Алексей Сотников. – А костяк 70-й и 75-й стрелковых дивизий составляли гвардейцы из-под Сталинграда – солдаты, научившиеся побеждать. «Сделанные мною ночью в полках записи при всей их разрозненности и отрывочности всё-таки дают известное представление о том напряжении, в котором изо дня в день находились люди», – рассказывает Константин Симонов.

Фёдор Моджонок из Приморья, дальневосточник. 19 лет. «Отличный стрелок, первый номер бронебойки. 7-го сбил «Юнкерс».

«Они в пике пошли, один за одним. Мы стреляли, не попали. Они стали выходить из пике, один ко мне боком оказался. Я выстрелил и попал. Как раз очко – на двадцать первом патроне. И он кувыркнулся с трёхсот метров».

За сбитый самолёт Фёдора Маджонка наградят орденом Отечественной войны II степени. Он останется жив в этой бесчеловечной мясорубке.

Пётр Попов. «Уралец, из Златоуста. 14-го года рождения. Командир орудия в противотанковой полковой батарее. «Левее зашёл танк «Тигр» и ударил в нас, попал прямо в заряжающего Кузнецова. На куски. А наводчику Чеботарёву оторвало ногу. Он только попросил меня: «Петя, отомсти» – и всё, и умер... Я оттащил от станины мёртвого, подобрал четыре снаряда и ими бил. Подносчик Кожулин принёс в эту минуту снаряды. Я его опять послал за снарядами и остался один. Тут пошли в новую атаку средние танки. Снаряды были не бронебойные. Бить в башню бесполезно. Я бил в гусеницы. С подбитого танка соскочили и пошли вперёд автоматчики. Я заряжал. В это время сбоку под колёса орудия попал снаряд и совсем добил орудие. Потом, в конце боя, мы ещё стреляли из 76-миллиметровой пушки, мне незнакомой, кем-то брошенной».

Алексей Сотников: «Попов П.М., командир 45-миллиметрового орудия 212-го Гвардейского стрелкового полка, за 8 уничтоженных немецких танков представлен к званию «Герой Советского Союза», награждён орденом Ленина. Наводчику его орудия сержанту Чеботарёву Д.С. посмертно присвоено звание «Герой Советского Союза».

 

«Боюсь, не пойдут на меня»

«Очень хорошо помню то утро, когда немцы прекратили наступление на участке 75-й гвардейской, – рассказывает Константин Симонов. – Мы сидели на наблюдательном пункте и ждали, что вот-вот снова начнётся. Ждали час, потом ещё час… Потом Горишный вдруг сказал фразу, которая в первую секунду показалась мне странной: «Боюсь, не пойдут они сегодня на меня». Я не понял и переспросил. И он спокойно, как маленькому, стал объяснять мне, что его дивизию сегодня поддерживают восемь артиллерийских полков, и чем больше он перебьёт наступающих немцев, тем ему легче будет потом, когда самому придётся наступать на них. И я запомнил то утро и эту фразу, потому что она была связана с внезапным и острым ощущением, что немцы уже ничего не смогут с нами сделать».

 

Подготовила Светлана Борисова

Поделиться в соцсетях

Оставьте комментарий

Поделитесь своим впечатлением о новости.

Текст комментария
Ваше имя
Введите капчу *
45fc73ba353616f90a164a90ef6641aa

Уважаемые пользователи! Вводя персональные данные вы принимаете условия Политики конфиденциальности сайта сетевого издания "KURSK-IZVESTIA"




Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Актуальные новости


Последние комментарии