Наш канал в Я.Дзен Наша группа в vkontakte Наша группа в instagramm Наша группа в Facebook Наша группа в Одноклассники Наш канал в twitter
Курс валют: USD: 66 | EUR: 75 Погода: Курск 0°

Итоги конкурсной программы литературного фестиваля «В рифме города». Победители в номинации «ПРОЗА»

28 ноября 2018 в 17:24Итоги конкурсной программы литературного фестиваля «В рифме города». Победители в номинации «ПРОЗА»

ДИПЛОМАНТЫ:

 

1. Конорева Ольга – Отрывок из рассказа «Князь Владимир и Лешачье царство».

 

Печенеги подошли к Киеву внезапно. Чёрной тучей налетели, с гиканьем, воем, истошным ржанием коней, с огнями и пожарами по окрестным сёлам. Плотным кольцом окружили Киев, раскинули шатры, заполонив всё обозримое пространство повозками, лошадьми и верблюдами, массой жён и детей, дикие, узкоглазые, в шкуры одетые, оружием стальным сверкающие, злобные, горячие.

   Княгиня Ольга, узнав о нашествии, побледнела как смерть, инстинктивным жестом прижала к себе внуков. А они вдруг такие маленькие сделались, беззащитные, даже Ярополк, которому уже десять лет исполнилось. Прильнули к ней, ожидая защиты, а что она могла? Дыхание с хрипом рвалось из её груди, тряслись руки. В Киеве, оставленном князем Святославом и уведшим с собой на Болгарию почти всех мужчин, способных держать оружие, она была одна, беспомощная, старая, больная.

- Держись, княгиня, придумаем что-нибудь, Господь не оставит, - услышала сквозь шум в ушах участливый голос, подняла голову – рядом боярин Еловит, с ним князь Акун, ещё несколько человек, тоже с надеждой взирающие на княгиню.

- Да я уж думала, - с трудом проговорила Ольга. - Вот ежели бы до Претича добраться, он недалеко, вроде бы, к северу, за Днепром… Может, уже знает?

- Добраться до него, чаю, возможности нету - гляди-ко, вороги повсюду, камню упасть некуда, - ответил Еловит.

- Одна надежда, что он сам узнает, разведчики донесут, - вздохнул боярин Пряда.

- Претич со своей дружиной тут – капля в море, - хмуро заявил Акун.

- Ну разве что князю сообщит.

- Если его самого напередь печенеги не осилят.

  Ей казалось, что она умирает - сердце не хотело биться, грудь не вмешала потребного воздуха.

- Только ждать, - вздохнул Еловит.

- Сколько? Пока печенеги на приступ пойдут или мы сами от голода и жажды помрём, - послышался голос Акуна.

   Она закрыла глаза не в силах более сопротивляться боли. Еловит позвал женщин - открыли окна, принялись растирать холодеющие княгинины руки и ноги. К вечеру полегчало. Опираясь на руку верной Радки доплелась до окна, чтобы ещё раз увидеть. Откуда, зачем? Святослав, ведь, с ними перемирие заключил. И мир был столько лет. Что же случилось ныне? Что ж, значит, пришло и её время за свободу свою и своих близких постоять. Болеть некогда - надо бороться. Помоги, Господи.

   Ночь не спала, думала. Наутро её опочивальня заполнилась людьми. Тут и прислужницы, и Радка с травяным отваром, и Еловит с Прядой.

- Ну что, новости какие есть? – спросила с надеждой.

- Никаких, княгиня, стоят…

- Требуют сдать Киев, - тихо проговорил Пряда.

- Эка чего - сдать… Пусть и не мечтают, - вспыхнул Еловит и посмотрел в испуге на княгиню: как она, не хуже ли ей от известия? Но глаза у Ольги были ясные.

- Нельзя сдавать, - кивнула согласно княгиня. – То ж конец всему будет. А погибать – всё одно, только не по трусости… Но будем надеяться, Бога молить, - вздохнула, сама порадовавшись, что теперь дышится - отпустило, значит.

   К обеду встала, взяв себя в руки, зная, что в это трудное время должна держаться, пример людям подавать, надежду. А в голову лезли тревожные мысли: хватит ли продовольствия на время осады, воды? В Киеве водопровода не было - воду с Днепра возили в бочках, хранили. Но сколько сохранишь нынче, в летнюю жару? Хотя бы дождик… Однако небо было чисто. Солнце, равнодушное к тревогам людей, льёт и льёт свой жар на землю. И неоткуда взять воды, потому что там, где её всегда брали, сегодня дикая орда, жаждущая их жизней, крови, богатств.

   В те страшные дни люди благословляли княгиню киевскую, которую раньше осуждали за скупость. Теперь, когда пришло время невзгод, голод, княгиня открыла свои богатые закрома, великую дань окружных народов. Людям строго по мерке выдавали зерно, мёд, солонину. Вначале выдавали по миске, потом - по горсти. Время шло…И вот пришла страшная весть – запасы воды на исходе, как ни экономили. А лето, как назло, знойное, засушливое.

   Стали ограничивать порции уже и для княжичей. В расход пошло и пиво, и дорогое заморское вино. Истощались княжеские запасы, а перемен никаких. Видно, от Претича помощи уже не ждать. Святослав или слишком далеко или тоже под мечом печенегов сгинул. Чего тогда ждать?

- Будем надеяться, - еле слышно твердила княгиня, сама не зная, на что можно ещё надеяться.

- Продержимся, - подбадривал и себя и её верный Еловит.

  Все свободное время  она и все христиане города проводили в церквях - молились как никогда, на коленях, со слезами.

- Защити Рось, – шептали бледные губы княгини, - мою жизнь возьми, но защити, спаси, Киев, княжичей, народ наш… Иначе зачем всё, Господи? Не разумею, но да Твоя воля, не моя…

   К её плечу прижимался маленький Володимер.

- Молись, чадо, молись, - княгиня, не оборачиваясь, положила руку на голову мальчика, - за Рось молись, за жизнь на этой земле, за будущее её… Господь слышит. Особенно детскую невинную молитву Он слышит.

-Да я молюсь, баба, - голос мальчика дрожит, он и сам не знает, отчего. Тихо и торжественно он опускается на колени подле неё. Сердце у Ольги вздрогнуло и замерло, когда она услышала:

- Боженька, Ты слышишь, я знаю, у Тебя есть ангелы с огненными мечами, бабушка Ольга мне рассказывала. Так не пожадничай, пришли их к нам, чтобы прогнали они злых печенегов, а то, Боженька, пить очень уж хочется…

   Меж тем волхв Немчин решил, что пришло его время торжествовать - ну что ещё этим неразумным надо? Засуху пережили, мор пережили, а вот нынешнюю беду, неизвестно, переживут ли? Значит, пора народ поднимать, на великую жертву вести. И он ходил по Подолу с развевающимися седыми волосами, длинной косматой бородой и пророчествовал:

- Пришло время, терпение богов кончилось. Гибель смертная пришла на Рось!

Перепуганные люди бежали следом, заглядывали ему в глаза:

- Говори, что делать? Мы пухнем от голода, наши дети лежат при смерти, языки прилипли к гортани от жажды!

   О с какой радостью он послал бы их прямо на княжеский терем, однако понимал - не получится: княгиня, раздавшая людям всё годами накопленное добро, свята. Но до времени, до времени - уговаривал себя Немчин, и кричал:

- На христиан! На христиан! Пока жив будет хоть один, не видать нам свободы!

И люди в безумии своём откликались:

- Смерть христианам!

   От разъярённой толпы укрывались в княжеском тереме. В домовой церкви было не протолкнуться. Рыдающие люди не знали, от кого просить защиты, от печенегов или от своих же, потерявших рассудок от голода и отчаяния. А по улицам толпа уже тащила на растерзание первые жертвы. И всё это в сопровождении безумных воплей Немчина. Его речи так возбуждали народ, что, казалось, ещё миг, и люди решатся кинуться на княжеский дворец.

   Небольшое, но очень важное событие немного угасило ярость голодных киевлян, вселило надежду.

   Юный отрок, подмастерье с Подола, побывавший когда-то в плену у печенегов и знавший немного их язык, по своему почину кинулся во вражеский лагерь, прошёл, добрался до реки и переплыл на другой берег. Наверное, молитвы киевлян оберегали его – ни одна вражеская стрела, пущенная ему вслед, даже не царапнула героя. Задыхающийся, мокрый, обессиленный, он добрался  до лагеря Претича, который, как оказалось, об осаде Киева, ничего не знал.

   Княгиня, когда ей сообщили о подвиге отрока, лишь ладонями закрыла лицо. Еловит, дабы скрыть слабость своей повелительницы, громко проговорил:

- Ну, так ежели дело пойдёт, неделю бы продержаться…

- Ежели сам народ Киев не спалит или ворота печенегам с досады не откроет, - с усмешкой возразил князь Акун, – бесчинства творятся на Горе и на Подоле такие, каких отродясь у нас не бывало.

   Несчастье захватило и Найдёну, когда она, прогуливаясь по рынку, прислушивалась да раздумывала, как и где бы ей найти путь к любимому. А между тем городские ворота оказались на замке, и на город упала страшная весть о нашествии печенегов.

   Где она жила, где спала, Найдёна  сама не помнила. Благо, лето было, теплым. Вымененные вещи быстро разошлись за сухари. Пришло время и ей испытать муки голода, жажды и смертельной тревоги за дом, за родное село. Вот уж не думала Найдёна, что так прикипела сердцем к тому, что казалось чужим да ненужным. Даже за Смушку, вздорную хозяйку, и за ту сердце болело. Всё мысли лезли, жива ли, не погубили ли её вороги? Правда, потом пришло время, когда Найдёну уже никакие мысли не посещали, кроме как о том, где бы поесть да попить.

  Вот тогда довелось ей князя Акуна увидеть. Она сидела на мостовой среди десятков других страждущих и полуживых, и услышала конский топот, стук подков о мостовую, а потом появились, группа воинов,  впереди – сам князь. Они объезжали город, за порядком смотрели, тут же на месте судили тех, кто пытался бунтовать. Особо с поджигателями жестоко расправлялись – ещё бы, жара, а город деревянный.

   На лице Найдёны появилась блаженная улыбка, когда она увидела князя. Он ничуть не изменился, а голод сделал его лицо тоньше и одухотворённей. Соседка, увидев Найдёнину улыбку, со страхом отодвинулась, решив, что девка помешалась или отходит. А Найдёна улыбалась, и думалось, что ничего ей больше не надо, теперь и умереть не страшно.

   Только голод и жажда становились нестерпимыми, начались видения. Всё чаще она видела воду, много воды, реку воды, неслась к ней, приникала губами, а река превращалась в огонь.

  Однажды ноги окончательно отказались держать её, и Найдёна свалилась на землю около дверей христианского храма. Не видела, как из храма, пугливо озираясь по сторонам, вышел священник и хотел куда-то бежать, но споткнулся о лежащую у порога девушку. Жёлтое лицо без кровиночки свидетельствовало о том, что ещё одной душе пришло время предстать перед Господом. Посмотрев на неё, священник, однако, вернулся в храм, откуда вскоре вышел, неся маленькую серебряную чашечку со святой водой и кусочек просфоры. Присел подле умирающей, приоткрыв ей рот, влил в него несколько капель воды, вложил просфору, прочитал молитву:

- Спаси, Господи душу рабы своей, имя которой Тебе ведомо. Христианка ли она, или язычница, возьми ея на милость Твою.

  В городе между тем продолжались поиски и нападения на христиан. Не зная усталости, ходил по улицам опьянённый маковым отваром Немчин, пророчествовал и призывал к уничтожению последних христиан во имя торжества веры предков.

   Прошла неделя, потом ещё. Печенеги, осмелев, подбирались к самым стенам города, чувствовали – близко их торжество. До киевлян доносился радостный гул, слышались громкие выкрики, издевательские насмешки. Случалось, что и стрелы залетали за высокую ограду, иногда и с горящей паклей, но защитники города пока держались, и пожару не давали разгуляться. Ждали помощи, но надежда таяла день ото дня - должно быть, отрок не добрался до Претича, или ещё что…

   Княгиня, прижимая руку к груди,  вошла в светлицу к княжичам. Все трое лежали на постелях:

- Баба, пить, пить…

   Ольга влила каждому в жадно раскрытый ротик по нескольку капель вина. Последнее. Задыхаясь, упала на лавку. Не сразу различила тихий скрип раскрываемой двери. Еловит. Верный друг. Он тоже едва держится на ногах.

- Княгиня, - тихо окликнул.

- Чего тебе, Еловит? – откликнулась Ольга.

- Княгиня, вече собралось.

- И что же?

- Решено сдавать город. Твоего слова ждут.

Вот и её смертный час пришёл. Она долго молчала, борясь с тошнотой, с нехваткой воздуха, наконец, через силу выдавливая слова, проговорила:

- До завтра, Еловит, хоть до завтра. Ещё помолимся. Бог милостив…

- Я так и передам, княгиня, что до завтра.

Она не ответила. Так и сидела, не открывая глаз. Знала, погибнет город - погибнет и она.

   Тут же, в детской, опустилась вновь перед иконами.

В ту ночь опять молился весь христианский Киев - кричал, вопил, взывая к Господу, громогласная молитва веры, надежды, отчаяния летела ввысь:

- Господи, пощади, Господи, спаси!

Даже небо, казалось, светлело от этого вопля. Да нет, это рассвет зачинался. Последний рассвет…

В храм ворвался воин в кольчуге, с копьём, вверх воздетым:

- Уходят, вороги уходят! - что есть силы закричал он.

К вечеру в широко раскрытые ворота города вошло войско Претича. А на следующий день появился и сам Святослав в сопровождении передовых сил своей армии, оставив основное войско с обозами далеко позади. Спешил на помощь городу, матери, сыновьям.

 

2. Фатеева Светлана – Рассказ «Пушистик»

 

- Правда-правда? – Пушистик склоняет голову набок, чтобы заглянуть мне в глаза. – Всё будет хорошо?

 - Обязательно! – торжественно обещаю я.

Вообще-то, это мой любимый вопрос, и обычно я мучаю им окружающих. Пушистик, конечно, об этом знает и наверняка просто дурачится, но я всё равно отвечаю. Утвердительно. И всегда буду отвечать ей только так, даже если во мне самой уверенности не будет ни на грош.

 - А не обманываешь? – вот теперь Пушистик точно кривляется: поджимает губы, подозрительно прищуривается. А в глазах скачут весёлые ёжики. Да-да, у всех людей чёртики, а у неё – ёжики. Пушистик, она такая!

 - Вот ещё! – хмыкаю. – Делать мне больше нечего, всяких пушистых обманывать.

 - Ну, зачем ты так? – картинно обижается Пушистик. – Я и сама знаю, что сейчас на одуванчик похожа.

 - Может быть, - я сегодня готова согласиться с чем угодно. – Самую капельку. И на самый красивый одуванчик в мире.

Пушистик смешливо фыркает и утыкается носом в телефон. Замолкает, полностью погружаясь в переписку с её «милыми людьми». В комнате воцаряется умиротворённая тишина.

Спустя несколько минут Пушистик начинает ёрзать на месте, коситься в мою сторону. Всё ясно. Поговорить хочет.

 - Скоро Новый год, - тянет то ли мечтательно, то ли устало.

 - Ага, - киваю я. – Самое время начинать мечтать и загадывать желания. Вот ты чего хочешь?

 - Не знааааю, - Пушистик задумчиво морщит лоб, а потом вздыхает:

 - Ничего, наверное. Разве что, мозгов немножечко.

Смеюсь.

 - Мне бы кто мозгов подарил. И желательно побольше.

 - Придумала тоже, - бурчит Пушистик, вертя в руках телефон и выкапывая откуда-то из груды вещей, сваленных на кровать, наушники. – Зачем они тебе сдались? Но вообще я хочу…, - тут же безо всякого перехода добавляет она, - а не знаю, чего хочу. Даже Новый год, кажется, не хочу.

Пушистик замирает, обняв коленки, и становится похожей на крошечного нахохлившегося воробушка. Я тихонечко вздыхаю, сажусь рядом на кровать. Думаю: вот сейчас бы обнять её крепко-крепко, поцеловать в кудрявую макушку и защитить от всех этих экзаменов, олимпиад, поступлений….

Пушистик тянет к себе ярко-красный клетчатый плед, закутывается в него с головой так, что остаётся торчать лишь нос и непослушные кудряшки, и уже совсем невпопад из глубин пледа раздаётся:

 - А мозги – это всё-таки неплохо!

Хмыкаю, мол, кто ж спорит, но молчу. Не знаю, что сказать. Пушистик же душераздирающе вздыхает, сползает с кровати (вместе с пледом, наушниками и телефоном) и плетётся в соседнюю комнату, громко и недовольно сообщая всей квартире:

 - Уроки делать наааадо!

Болтовня ни о чём окончена. Я сижу на кровати, уставившись в учебник и не понимая ровным счётом ничего из прочитанного. В соседней комнате над задачами по физике то сопит, то возмущается, то шумно радуется Пушистик. А я думаю, тихонько улыбаясь своим мыслям. Думаю о том, как повезло мне, что у меня есть это маленькое пушистое чудо. Думаю о том, что я люблю её за вечный оптимизм и нестандартное поведение, за ребячливую дурашливость и взрослую серьёзность. И за капризы и порой невыносимую наглость – тоже люблю. Люблю за то, что она – никогда не унывающее солнышко. За то, что она – Пушистик. За то, что она – моя младшая сестрёнка. И что бы ни случилось в наступающем году, я твёрдо знаю одно: рядом со мной будет Пушистик, а значит – скучать не придётся!

 

3. Подзоров Павел – Рассказ «Замполит или Бдительный лейтенант»

 

«К часовому у подходит  полковник:

- Фамилия?

- Иванов.

- Что охраняешь?

- Боеприпасы.

- А что же ты мне все рассказываешь, вдруг я - переодетый шпион.

Автоматная очередь. Часовой задумчиво:

- Ты посмотри - какая сволочь!»

– Ну, что молчишь, лейтенант? – Полковник Когут выжидательно смотрел на молодого лейтенанта Гречкина – сам же поговорить хотел. Давай, давай – мне домой надо.

Сидящему на краешке стула лейтенанту Гречкину было неуютно. Хотя кабинет полковника был обставлен скромно - массивный Т-образный стол для совещаний, покрытый в центре зелёным плюшем, тяжёлые, такие же зелёные шторы скрывали окно, закрытое светомаскировкой, книжный шкаф и карта Курской области на стене, закрытая занавесками - лейтенант  всегда испытывал неловкость в непосредственной близости  начальства. А тем более, он, минуя непосредственное руководство, вышел со своим вопросом напрямую – на самого командира части. Да и вопрос такой…

– В общем, такое дело, товарищ полковник, – он набрал воздуха и, собравшись с духом, выпалил, – Наш замполит – верующий!

– Что?!. Ты думаешь, что говоришь? – полковник резко встал из-за стола и взволнованно прошёлся по кабинету. – С чего ты взял? Я Пилипенко 20 лет знаю. Он в партии с 1955 года, постоянный делегат партконференции округа. Да он сам с антирелигиозными лекциями выступает.

Полковник остановился возле книжного шкафа, где в ряд стояли собрания сочинений В.И.Ленина в тёмно-бордовом переплёте. Задумчиво взял с верхней полки справочник секретаря армейской партийной организации, пролистал и положил обратно.

–  Конкретно давай, лейтенант. Факты?

– Товарищ полковник, Иван Трофимыч, – Гречкин от волнения не заметил, что обращается не по уставу, – Выслушайте меня.

Я давно за ним наблюдаю. – волнуясь начал он – Каждоё моё дежурство одно и тоже. Мне в окно хорошо видно. Ну вот... Перед уходом домой, майор выходит на крыльцо своего домика… Ну , где кабинет его рабочий и Ленкомната… Да…Запирает дверь, опечатывает – всё чин-чинарём - по уставу. А вот потом…Постоит секунд пять и … крестится! Перекрестился, развернулся и на КПП. И так каждый раз!.. Не вру я , товарищ полковник – видя недоверие в глазах командира повысил голос лейтенант.

Полковник Когут задумался. Майора Пилипенко он знал ещё с училища. Разбрасывала их жизнь, снова сводила.   Никогда за  ним ничего такого не замечалось.

– Ладно, лейтенант. Когда твоё дежурство?.. Завтра?. Вот завтра вместе и посмотрим. А пока никому! Ни полслова!

 

***

 

В окно дежурки был хорошо  виден одноэтажный, окружённый берёзками  бревенчатый домик. С одной, парадной стороны в нём находилась Ленкомната, а с торца к ней примыкал музей в/ч 6**55 города Курска, в котором и был  кабинет замполита.

В 20-00 на крыльце появился замполит и начал производить все необходимые манипуляции с дверью.

– Смотрите, товарищ полковник, смотрите! – зашептал лейтенант.

Замполит на секунду замер, а потом чётким, отработанным движением неспешно перекрестился. Полковник шумно выдохнул.

– Дежурный!... Майора Пилипенко ко мне в кабинет. Быстро!..

 

… Через четверть часа замполит с улыбкой вышел от полковника. Насмеялись они с Трофимычем вволю. Но лейтенант молодец – бдительный! Надо бы его отметить.

Майор усмехнулся и направился к КПП.

 

***

Кончился очередной рабочий день. Замполит убрал документы в сейф, закрыл, опечатал. Налил и выпил стакан воды из графина и по многолетней привычке, прежде чем погасить свет, осмотрел кабинет. Всё в порядке. Впрочем, как всегда.

Он вышел на крыльцо и повторил ежедневную процедуру: навесил завал, закрыл  навесной замок и поставил на пластилине оттиск своей пломбы.

Дальнейшие действия были отработаны годами – майор делал их автоматически.

Рука вверх («Фуражка ровно») – рука вниз («Ширинка застёгнута») – рука на нагрудный  карман («Партбилет – на месте») – на другой («Заначка – тоже»).

Замполит спокойно развернулся и не спеша пошёл домой.

…. А в это время лейтенант Гречкин, в очередной раз наблюдал, как на крыльце крестится замполит.

 

 

ЛАУРЕАТЫ:

 

1. Екатерина Гуляева – Рассказ «В воздухе пахло весной…»

посв. Виталию Ч.

 

В воздухе пахло весной: под ногами появились лужи, разрастающиеся с каждым днем, по утрам все чаще стало слышно птичьи голоса, а солнышко ласково улыбалось в окно.

Виталик бежал в школу в новеньких сапожках, они звонко шлепали по мокрому снегу и совсем не протекали. Внезапно его кто-то толкнул в плечо.

-Виталь, там твой дом горит!

На минуту показалось, что ноги стали ватными и Виталик упадет.

- Кааааакой дом? - с запинкой полушепотом осилил он.

Посмотрев вдаль, Виталик увидел столб черного дыма за садом, где-то там, он с трудом соображал, его дом. Ноги сами несли туда, портфель болтался на плечах, мешая разогнаться. Дорога, занимавшая полчаса, казалась бесконечной. ..

Виталик остановился около забора, рядом суетились люди, пожарная машина тяжело дышала, обрушивая белое море на крышу, окна, зиявшие и пугавшие черными проемами.

-Мама, мамочка, как же так, - бормотал Виталик. Слезы подступали в горлу, щеки горели. Теперь он ясно представил свою, только что отремонтированную комнату, шведскую стенку, которую мама ездила заказывать в город, а собирали на нее целый год. И новый диван, подаренный какими-то дальними родственниками на его 10летие, теперь можно было забыть о раскладушке и почувствовать всю прелесть сна.

-А как же…. мои машины… , - Виталик силился, чтобы не зарыдать. Несколько лет он искал модели и собирал, выпиливал, вырезал машины. Только вчера он сделал пожарную машину, покрасил и поставил на окно, высыхать.

Именно в ту минуту он дал себе клятву, что станет пожарным. Он был очень благодарен тем людям, которые спасли его дом, даже разрешили посидеть в машине и пригласили к себе в часть.

….Виталик заканчивал последний курс техникума, подрабатывал таксистом в своем небольшом городке ( родители подарили подержанную «шестерку» на 18-летие, зная о страсти сына к машинам). Мечта стать пожарным казалась недосягаемой. И вот раздался звонок от тетки, которая жила в военном городке: к ним в часть требовались пожарные, главное,  хорошая спортивная форма. Жить она временно разрешила у себя в однушке на раскладушке.

На следующий день Виталик стоял среди других ребят и ждал.

-Виталий Чернов, зайдите!

…Учения были самыми сложными. Надеваешь неподъемную одежду, бежишь в ней приличное расстояние, потом по лестнице забираешься на высоту 5тиэтажного дома, а если тревога, то сбор в течение часа в любое время дня.

Обычно тушили загоревшиеся мусорки,  небольшое возгорание около склада, тяжелее летом, когда ожидалась засушливая погода, гоняли в леса. Первый свой пожар Виталик запомнил навсегда. Ранее утро звенело тонкой паутинкой приближающегося лета. Весна была с заморозками по ночам, но теплым солнцем днем.

На вызов поехали 2 машины. Горел двухэтажный многоквартирный дом, пламя распространялось молниеносно. Солнце начинало припекать, взрыв балона с газом сотрясал воздух. В окне 2 этажа Виталик увидела кота, которого схватили чьи-то ручонки… Рядом бегала орущая женщина, кидалась в пламя, что-то кричала людям, пожарным. Виталик через пару секунд был на пожарной лестнице и пытался разбить окно. Дети, как же хорошо они умеют прятаться, как же иногда это небезопасно. Дым становился едким и все меньше пропускал свет. Из шкафа молниеносно выпрыгнул кот. Виталик открыл дверцу и достал мальчика. Лет 10. Тот кашлял и плакал. Мама вышла в магазин, дверь не открывалась, и они с котом ждали… Ждали именно Виталика. Точно-точно так, как 12 лет назад он…

 

2.Василий Чугуев - «За лаконичность и тонкий юмор».

 

Не верь глазам своим.

 

Иван Иванович сидел на краешке стула, понурив голову, и то сжимал кулаки,  то разжимал. Рядом стоял милиционер округлой наружности, подпоясанный ремнём, застёгнутым на первую дырочку. За окном маячил Якубович с опущенными усами, но призывавший летать самолётами «Аэрофлота». Комната поражала изысканной строгостью и чистотой – ничего лишнего.

«Вы по – прежнему утверждаете, что пошли на почту, а там купили банку консервов «Лосось с овощами по-итальянски» в томатном соусе, мягкий отбеливатель «Босс» без хлора и рулон туалетной бумаги «Зева+» с запахом банана?»  - спросил старика лысый мужчина неопределённого возраста. Впрочем, при нынешней моде и лысых, и кучерявых брить голову до блеска, это определение не было по силам никому.

«Именно так» - неуверенно, тихим голосом и еле шевеля губами, произнёс доставленный.

«Хорошо, тогда скажите, а вы хоть знаете, для чего вообще существует почта?»

«Конечно, знаю. Мне это Нюрка ещё вчера с утра сказала -  Вань, нынче двадцатое, надо пойти на почту пенсию получить и журнал «Балет» на полгода дооформить».

«Ну и откуда же взялись «Вкусные консервы лосось с овощами  «по-итальянски» в томатном соусе, мягкий отбеливатель «Босс» без хлора и рулон туалетной бумаги «Зева+» с запахом банана» в отделении почты России?» - ещё ближе поднеся к лицу протокол задержания, допытывался лысый мужчина неизвестных  лет и его очки  вспотели.

«Как то так получилось. Очень просили девчата с пенсии купить – у них дешевле, без посредников, с оптовой базы что ли.  Одной нужно было мужа закодировать, второй сына в школу собрать, а третьей так вообще племянника у цыган выкупить. А мне то что, пенсия большая  - 7802 рубля и шестнадцать копеек. Пошёл навстречу, думаю на сэкономленное,  ещё Анне Георгиевне эскимо на палочке принесу -  для радости. А про балет вообще забыл. Вот она и отомстила, сдала в полицию.  Где это видано, говорит, чтобы на почте продуктами и средствами санитарной гигиены торговали».

Тут,  в голове психиатра Богушевского, что – то щёлкнуло, – вспомнил,  что и ему в хлебном,  лет десять назад подписку на двенадцать томов Лиона Фейхтвангера всучили  и отпугивателем грызунов «Торнадо» отоварили.

«Всё! Экспертиза закончена. Здоров».

Вышел Иван Иванович из психдиспансера, вздохнул, осмотрелся. Слева висел рекламный щит «Облицовочные кирпичи», справа «Живое пиво». Рисковать он не стал – облицовочными кирпичами могли и морду побить, а живое пиво в его подъезде каждый вечер фонтанировало. И пошёл прямо, навстречу разгоравшемуся солнечному деньку.

Поделиться в соцсетях

Оставьте комментарий

Поделитесь своим впечатлением о новости.

Текст комментария
Ваше имя
Введите капчу *
895a547b59f72a0ed17a19ecd9406c85

Уважаемые пользователи! Вводя персональные данные вы принимаете условия Политики конфиденциальности сайта сетевого издания "KURSK-IZVESTIA"



Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Актуальные новости


Хозяин, забери меня домой - Новый проект Курских известий
Последние комментарии