Наш канал в Я.Дзен Наша группа в vkontakte Наша группа в instagramm Наша группа в Facebook Наша группа в Одноклассники Наш канал в twitter
Курс валют: USD: 65 | EUR: 74 Погода: Курск -9°

В Курской области приёмные родители пятерых детей-инвалидов добиваются доступной среды в сельской школе

29 января 2019 в 09:34В Курской области приёмные родители пятерых детей-инвалидов добиваются доступной среды в сельской школе

Видео

Жители села Коровяковки Глушковского района несколько лет пишут жалобы чиновникам, в прокуратуру и президенту

 

Светлана Урываева и её муж Александр Воловиков воспитывают шестерых детей. Пять из них – инвалиды. Старшего Романа лишили этого статуса в 2014 году. Четыре ребёнка с ограниченными возможностями ходят в местную Коровяковскую школу. Там они занимаются по специальным программам. Добиться этого удалось только после вмешательства прокуратуры. В этом году в 1-й класс пойдёт младший сын Ростислав. Он карлик, его рост всего 87 см. Условий для мальчика в учебном заведении нет. Родители готовятся к новой битве за доступную среду.

 

Думала – шутка, оказалось – любовь

Светлане Урываевой 55 лет. Родилась на Дальнем Востоке, потом жила в Украине. В 17 лет вышла замуж за военного и уехала с ним в город Мегион Ханты-Мансийского округа.

В браке родились две девочки. А когда Светлана была беременна сыном, муж погиб при исполнении воинского долга в Афганистане.

В 24 года осталась одна с тремя детьми. По образованию она следователь-криминалист, но работала где придётся – санитаркой в больнице, оператором в котельной, а летом мела улицы.

Потом пришлось продать квартиру и переехать в Тобольск. Здесь она купила часть дома с земельным участком. Огород помог не умереть от голода в 90-е.

Когда дети выросли, одна из дочерей познакомилась с солдатом и переехала в Коровяковку Глушковского района. Дочь пригласила мать переехать к ней. Так в 2002 году Светлана Урываева оказалась в Курской области. Ей было 38. В селе женщина встретила своего второго мужа Александра.

– Работала в магазине. Тут вошёл Саша и сказал прямо сразу: «Выходи за меня замуж». Я говорю: «Нет. Давай подождём, узнаем друг друга получше». Думала, это шутка. Но в 2007 году мы сошлись, а в 2009 расписались. Муж – ликвидатор последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Имеет правительственную награду. Также был участником ликвидации землетрясения в Спитаке в 1988 году. Женат никогда не был до 45 лет. Детей не было, потому что получил большую дозу облучения. Врачи сказали: «Не надейся, дети будут или мёртвые, или калеки». Он боялся сходиться с кем-то. Потом у нас, конечно, были попытки завести детей, но всё плохо заканчивалось, – вспоминает Светлана.

 

Тогда Александр предложил усыновить ребёнка. Поехали в Тёткинский детский дом. Здесь паре подобрали хорошего здорового мальчика Даню.

 

Рома

С Даней не получилось найти общий язык.

– Подошёл Ромка – такое чудо, длинное, худое, с синяками под глазами. Просто залез к папе на колени. Прижался и заплакал. Муж сказал: «Всё, только вот этого». Так у нас появился старший сын, – рассказывает селянка.

(Фото: Дети-инвалиды добираются в школу по грунтовой дороге )

Как узнали супруги, Рома в родной семье был третьим ребёнком. Все дети были инвалидами и росли в доме с земляными полами. Доски вырвали и топили ими печку. Мать просила милостыню возле церквей, а детей поила самогоном, чтобы спали. Женщину суд признал недееспособной на фоне психических отклонений и алкогольной зависимости. В графе «отец» – прочерк.

Рому забрали из детского дома в 2013 году, ему было 6 лет. О диагнозах не сказали. Только когда начали проходить врачей, узнали – у мальчика задержка психического развития. Потом врачи подобрали нужное лекарство и инвалидность сняли.

О втором ребёнке супруги не задумывались, пока сын не попросил братика или сестричку. И тут Светлана вспомнила девочку из детдома.

 

Ксюша

Дочь появилась в семье через полгода после Ромы.

– Когда мы приезжали в детдом за сыном, мимо нас провели группу детей. И тут одна девочка теряет конфетку, она падает прямо к ногам супруга. Она ему показывает: «Подними». А он как увидел её лицо, испугался. Я на неё глянула – всю как током обдало. Глаза карие, а лицо обезображено. Нос кривой, рот на бок. Хотелось помочь ей, – продолжает Светлана.

 

У Ксюши волчья пасть и заячья губа. Из-за этого проблемы с речью, зрением и слухом. Диагнозов много: «содружественное сходящее косоглазие», «амблиопия высокой степени», «двусторонняя кондуктивная тугоухость 1-й степени», «умеренные психические речевые нарушения» плюс «врождённая патология развития и смешанно-специфические расстройства психологического развития».

Как рассказала Светлана, биологическая мать Ксении пила и бомжевала. Она решила избавиться от дочери-инвалида и бросила её в больнице. Во рту у ребёнка врачи нашли химический ожог. Девочку пытались отравить.

Сейчас Ксюше 11. Приёмные родители пытаются исправить физический недостаток. Ребёнку делали операции – хейнопластику, уранопластику. Девочка продолжает заниматься с ортодонтом и готовится к следующим операциям. Пока она инвалид до 18 лет.

Третий ребёнок в семье Светланы и Александра появился по просьбе дочери. Девочка скучала по своей подруге, которая осталась в детдоме.

 

Саша

В 2014 году родители вместе с Ксюшей приехали навестить Сашу, девчонки не хотели расставаться. Пришлось взять и её. Девочке было 6.

По словам Светланы, в родной семье Саша была шестым ребёнком. В трёхмесячном возрасте мать бросила её одну в доме на несколько дней и спустила собак, чтобы никто не мог зайти во двор. У девочки аневризма межсердечной перегородки с дефектом, задержка психического развития. В 2018 году врачи поставили ещё один диагноз – «низкорослось (карликовость)». Саша перестала расти и набирать вес. Она инвалид до 18 лет.

 

Егор

Ещё один сын появился у Светланы и Александра в 2015 году. Тогда пара навещала дом малютки с гостинцами от ассоциации приёмных родителей.

– Егор упал на колени передо мной и закричал: «Не уходи». Муж говорит: «Что ж они так к тебе липнут?». Мальчику было 5. У него гипотиреоз в тяжёлой форме, родился с огромным зобом. Мать была наркоманкой, а отец не выходил из тюрем, отказались от него сразу, – говорит Светлана.

 

Сейчас зоба нет. Но на фоне гипотиреоза у Егора хрупкие кости. Он не чувствует боли. В 2017 году сломал бедренную кость на ровном месте – споткнулся и упал. Егору вживили титановые спицы в костный мозг. 8 месяцев он провёл в инвалидной коляске. Сейчас ходит сам, только немного иначе, чем другие дети. Мальчику нужно пожизненно пить лекарства, по-другому кальций не усваивается. Любое падение снова может обернуться переломами. Также у ребёнка задержка психического развития.

 

Яна

В 2015 году в семье появилась 5-летняя Яна. Её историю Светлана услышала, когда лежала с Ксенией в больнице.

– Познакомилась с сотрудницей приюта из Щигров. Она рассказала про нестатусную девочку из дома малютки. То есть родители привели её на три месяца, но забыли на годы. Поэтому ребёнок не получает подарки, ничего. У неё есть родители, но в то же время их нет. Мы взяли её временно под безвозмездную опеку, нам не платили за неё, отказали даже в единовременном пособии, –вспоминает женщина.

 

Позже суд лишил родительских прав биологическую мать Яны. У девочки проблемы с психикой. Приёмные родители заметили, что она ничем не интересуется, может внезапно заплакать, закричать или начать рвать на себе волосы и одежду. Однажды порвала себе ухо. Такой стала из-за поведения биологических родителей. Однажды её отец поругался с тёщей, ночью закрыл дверь и поджёг дом. Яна видела, как отец гонялся за матерью с топором. У девочки порез лицевого нерва – ей тоже доставалось.

Сейчас Светлана и Александр возят её по врачам, дают лекарства и даже пробуют в качестве лечения гипноз. Пока у Яны инвалидность на год.

 

Ростислав

Маленький Ростик – любимец семьи. Ему почти 8 лет, а рост всего 87 см. Его Светлана увидела на концерте в Воронеже, куда её пригласили после победы в конкурсе «Дневник приёмной мамы».

(Фото: Из-за болезни Ростика родители отказались от него)

– На сцене выступала местная школа-интернат №2. Дети пели, а этот нет. Я присела к нему, а он как закричал: «Мама!». Ребёнок вообще не разговаривал. Его родители бросили. А зачем им такой? Портит им имидж. У них второй ребёнок родился нормальный. А у этого ахондроплазия – он карлик плюс у него деформация грудного отдела позвоночника и недоразвитость речи. Будет ли он расти, одному Богу известно, – считает Светлана.

 

Почти за два года в семье мальчик научился говорить. Он любит танцевать и даже садится на шпагат.

 

«Нас били и привязывали к лавкам»

Как говорят Светлана и Александр, легко прижилась в семье только Саша, остальные трудно привыкали. Помимо диагнозов и особенностей развития, родителям пришлось едва ли не заново приучать детей к еде.

– Когда свои – это одно, а тут инопланетяне. Во-первых, пищу, которую мы даём, они не едят. Они не могли понять, что такое печенье песочное, что такое шоколадное. От йогурта их могло вырвать даже на стол. Свежие помидоры, огурцы не ели, только солёные. Молоко не пили. Потому что в детдоме такого не было, – уверяет Светлана.

 

В свою очередь Рома, Саша и Ксюша рассказали, как им жилось в Тёткинском детском доме.

– Там над нами издевались. Били нас, а когда мы выходили на улицу, привязывали к лавочкам, – сказал мальчик.

 

Девочки подтвердили слова Ромы. Как рассказала Светлана, сейчас Тёткинский детдом закрыли, но о том, как там относились к воспитанникам, в округе знают многие.

По словам мамы, дети всего боялись. Егор, когда его забирали, кричал, а потом закрылся в комнате с воплями: «Группа! Группа!». Кормить его приходилось через дверь. Потом только старший брат выманил его чупа-чупсом.

Дети боялись животных. Для них родители завели маленькую собаку – чихуахуа по кличке Персик. Оказалось, что ребятам неинтересны игрушки. Им нравилось играть с палочками, бумажками, так привыкли. Чтобы заинтересовать детей, папа построил площадку во дворе с горками и качелями. Повсюду поделки из пластика – сказочные персонажи, птицы и животные. На дверях гаража – кот в сапогах из пробок.

 

– В детдоме было очень плохо. А здесь есть игры, всё так интересно. Есть папа, мама, братья и сёстры, я люблю их, – сказала «КИ» Саша.

 

Дорогу инвалидам

О доступной среде для людей с ограниченными возможностями, на которую государство тратит немало денег, в Коровяковке пока только мечтают. Асфальта нет, ходить по грязи непросто. Особенно тяжело Егору и Саше.

– Асфальта нужно 400 метров. Знаю, что это дорого, поэтому просила хотя бы мусор завезти со сломанных ферм, ямы засыпать. Не разрешают. Все говорят: «Вы набрали детей. Вы наживаетесь, это из-за денег. Покупай трактор и вози», – жалуется Светлана.

 

По словам женщины, всё не так. Пенсии детей идут на их сберегательные книжки. Их она показывала директору школы в ответ на претензии в бизнесе на приёмных детях.

Каждому Светлана мечтает купить жильё. Двухэтажный дом, в котором все сейчас живут, остался мужу от деда. Достраивали за счёт кредитов, по которым платят из своих пенсий. Светлана получает также деньги на содержание детей.

На усыновлённых – Рому, Ксюшу и Ростика дают по 7 тысяч рублей в месяц. Остальные под опекой, на каждого выделяют по 8 тысяч 346 рублей.

– Всех усыновлять не стали, побоялись, что их лишат квот на лечение, – пояснила Светлана.

 

На общих условиях

Жалобы о том, что её дети не могут учиться в обычной школе, Светлана несколько лет пишет во все инстанции. С Ромой проблем нет, он учится по стандартной программе на «4» и «5».

С остальными детьми сложнее. Ксения пошла учиться с 2014 года, Саша – с 2015.

– Школа была не готова к таким детям. У Ксюши лёгкая умственная отсталость, она плохо видит, слышит. Она не глупая, но надо разжёвывать ей всё по несколько раз. Во 2-м классе в декабре 2015 мы прошли психолого-медико-педагогическую комиссию, ПМПК, где дали заключение. Там написано, что девочке нужна адаптированная программа, но её продолжали обучать по общей. То же самое для Саши, у неё больное сердце, она быстро устаёт, – говорит Светлана.

 

Женщина обращалась в школу и местный отдел образования. Но только после жалобы прокурору области Алексею Цуканову в 2017 году начались изменения.

 

– Нерассмотрение должностными лицами МКОУ «Коровяковская СОШ» Ваших обращений как представителя Воловиковой К.А. и Козловой А.С. действительно повлекло нарушение прав Ваших детей относительно обеспечения государственных гарантий получения общедоступного и бесплатного образования, а именно нарушение установленного порядка реализации прав, свобод, предусмотренных законодательством об образовании, что нарушает закреплённый Конституцией РФ принцип общедоступности образования, – ответили в ведомстве.

 

С 2017 года Саша учится в 4-м классе инклюзивно с обычными детьми, Ксения – в 5-м. Занятия для неё проводят отдельно в бывшем кабинете пионервожатых. В нём, по словам Светланы, кроме парты, стула и доски, ничего нет. Хотя девочке положен ручной видеоувеличитель. Егор вместе с Яной учится во 2-м классе отдельно от других детей.

Несмотря на то, что в школе четыре ребенка-инвалида, в заведении нет медкомнаты и пандуса. 8 месяцев после переломов Егор не мог ходить, занятия для него проводили дома.

Директор «Коровяковской СОШ» решил проблему и сделал рельсы, по которым колясочников можно завезти в здание.

Светлана Урываева считает, что с новыми трудностями ей придётся столкнуться, когда в школу пойдёт Ростик. Ему скоро 8.

– Я обратилась в ПМПК в прошлом году, но мне сказали подержать его ещё год дома, чтобы получше научился говорить. Комиссию назначили на май. Но в школе нет условий для обучения Ростика. В Глушково учится Полина, тоже маленькая девочка. Для неё все условия создали, а чем мой ребёнок хуже? Ведь по закону все имеют право на доступное образование, – считает Светлана.

 

По словам женщины, Ростику нужен специальный унитаз, стул, стол и приспособления для письма. Также Светлана считает, что мальчику нужен будет тьютор.

 

Доступной среде быть?

Женщина требует оборудовать школу для её детей, но получает отписки – последняя пришла в декабре 2018, что условия создаются. Однако она рассказывает, что в учебном заведении – проблемы с ремонтом и финансированием. Даже от многодетных родителей требовали сдавать деньги на питание. Тут уж точно не до доступной среды.

– 700 рублей с каждого в месяц плюс мешок картошки, 15 кг лука, морковки, 15 кг свеклы, 2 – 3 кг сахара. Я сначала носила, потом просто перестала, – говорит Светлана.

 

В 2019 году на запрос «КИ» по поводу организации в школе доступной среды в региональном комитете образования ответили следующее: «Общеобразовательные организации Глушковского района Курской области не принимали участие в реализации мероприятий государственной программы «Доступная среда» за счёт средств областного и федерального бюджетов. По результатам анкетирования объекта и услуг в сфере образования МКОУ «Коровяковская СОШ» доступно частично избирательно для инвалидов и других маломобильных групп. МКОУ «Коровяковская СОШ» включено в План мероприятий («дорожная карта») по повышению значений показателей доступности для инвалидов и предоставляемых на них услуг в сфере образования на территории Глушковского района в 2019 году».

Начальник отдела образования администрации Глушковского района Курской области Нина Николаенко рассказала «КИ», что все условия для Ростислава будут создавать, причём скоро.

– Всё, что рекомендовано ПМПК для детей, исполнили. Единственное, возможно, в школу придёт мальчик. Всё за лето сделаем. Нам надо в санузле сделать кое-какие преобразования под его рост и на входе надо расширить проёмы, убрать пороги, переделать их. Специальные парты, стулья, специальные учебники, всё сделаем. В этом году на это выделено около 320 тысяч рублей. Видеоувеличитель тоже купим, – пообещала Нина Николаевна в телефонном разговоре с корреспондентом «КИ».

 

Кроме того, Николаенко отрицает, что с многодетных семей собирают деньги на питание. С её слов, некоторые родители по желанию помогают продуктами, чтобы удешевить стоимость обедов.

Начальник отдела образования района согласилась, что по специальным программам детей Светланы и Александра начали обучать не сразу. Связано это якобы с тем, что заключение ПМПК в школу предъявили не сразу из-за сложных отношений между директором и родителями.

При этом Светлана Урываева говорит, что это неправда и все документы были поданы вовремя.

 

– Я не верю, что условия создадут за это время. Я годами добивалась, чтобы их учили по специальным программам. На дому детей учить не хочу, нужно, чтобы они адаптировались в обществе. Ростик может в цирке работать, в кино. Ведь мы с отцом не вечные, а я не верю, что государство им поможет, – уверена Светлана.

 

Анна Власова

 

Комментарий в тему
Заместитель председателя комитета образования Курской области Александр Уколов:
– В общеобразовательных организациях Курской области обучаются 2832 ребёнка-инвалида, из них инклюзивно – 688 человек, на дому – 706 человек. Всего в период с 2012 по 2018 год необходимые условия для инклюзивного образования детей-инвалидов за счёт средств консолидированной субсидии федерального, областного и муниципального бюджетов были созданы в 120 образовательных организациях региона. В 2019 году реализация мероприятий указанной программы планируется в 8 образовательных организациях Курской области. Общий объём средств, направленных на реализацию мероприятий государственной программы «Доступная среда» в образовательных организациях Курской области с 2012 по 2018 год составил 167907477 рублей.
Законные представители ребёнка выбирают образовательную организацию и форму получения образования, а образовательная организация должна создать необходимые специальные условия для получения обучающимся образования с учётом рекомендаций ПМПК.
Отказано в приёме может быть только по причине отсутствия в ней свободных мест.

 

Цифра в тему

167 млн. 907 тыс. рублей потратили на реализацию программы «Доступная среда» в Курской области с 2012 по 2018 гг.

Поделиться в соцсетях


Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728
Актуальные новости


Хозяин, забери меня домой - Новый проект Курских известий
Последние комментарии