«Дети хотят, чтобы родители не пили»

дата эфира: 07 ноября 2016 года

Начальник Центра временного содержания несовершеннолетних правонарушителей Лидия Немцева рассказала об особенностях воспитания «трудных» подростков

Начальник Центра временного содержания несовершеннолетних правонарушителей Лидия Немцева рассказала об особенностях воспитания «трудных» подростков

Сколько нарушителей среди несовершеннолетних? Можно ли ужесточением ответственности справиться с подростковой жестокостью? О чём мечтают дети? Эти и другие вопросы обсудили в прямом эфире на сайте «Курских известий».

Работа над ошибками

– Начнём разговор с недавних событий. В Новосибирске подростки с ножами и битами напали на семью, в Хабаровске девушки пытали животных. В связи с этим общественники предлагают более строго наказывать подростков. Как вы считаете, это поможет решить проблему подростковой преступности?

– Конечно, нет. Если ребёнок совершил жестокое преступление, нужно разобраться, почему это произошло. Арестовывать детей, применять к ним ещё какие-то меры наказания – это ни к чему хорошему не приведёт. К таким вопросам надо подключать не только сотрудников правоохранительных органов, но и все системы профилактики. Видно сразу, что у ребёнка произошла морально-нравственная деградация, и нужно разбираться, откуда всё это идёт. Видимо, его психику ранили какие-то жестокие примеры.

– Сейчас какое уголовное наказание грозит несовершеннолетним и за какие преступления?

– Уголовной ответственности подлежат несовершеннолетние, достигшие 16 лет, за отдельные виды преступлений – с 14 лет. Это кражи, грабежи, вымогательство, разбой, изнасилование, неправомерное завладение транспортными средствами, за эти преступления они будут нести ответственность на общих основаниях. Если ребёнок не достиг возраста уголовной ответственности, он всё равно не избежит наказания. Его поставят на учёт в отдел по делам несовершеннолетних, в дальнейшем с ним будут проводить профилактическую работу.

– В каких случаях дети попадают в ваш центр?

– Он является одним из специализированных учреждений государственной системы профилактики безнадзорности, правонарушений несовершеннолетних. К нам в основном помещают несовершеннолетних, совершивших общественно опасные деяния до возраста привлечения к уголовной ответственности, то есть до 14 или 16 лет. Помещают их к нам по постановлению суда, максимальный срок содержания не превышает 30 суток.

– Это школа или тюрьма?

– Ни в коем случае не тюрьма, к нам помещают не в целях наказания, а для профилактической работы. За это время ребёнок должен понять, что он сделал не так. Конечно, первые дни идёт разочарование, дети находятся вне семьи, вне дома, с ними абсолютно чужие люди, но в дальнейшем они вливаются в жизнь центра, начинает рассказывать о своих проблемах, о жизненных неудачах. После этого мы находим причины, почему ребёнок к нам попал. И я всегда говорю: «Дети, за этот период вы должны провести работу над ошибками. Что вы сделали плохо, что вы сделаете хорошо и что нужно для того, чтобы больше не попасть». Потому что если не исправятся, попадут на скамью подсудимых.

 

Родительское внимание или гаджеты?

– Скажите, сколько детей может содержать центр? И растёт ли число тех, кто к вам попадает?

– Наш центр рассчитан на 27 койко-мест, скорее он напоминает приют, но можно его отнести к режимному объекту, ребёнок не может свободно выйти на улицу, он соблюдает тот распорядок дня, который предусмотрен в центре. Обязательно дети проходят обучение по программе, учителя из вечерней общеобразовательной школы приходят и проводят занятия. Они участвуют в культурных, спортивных и патриотических мероприятиях. Мы разрешаем подростку общаться с родителями, с родственниками, но не позволяем пользоваться тем телефоном, который у него есть. В 2016 году у нас пребывало больше 150 детей, в 2015 их было 130.

А сколько преступлений совершили подростки в 2015 и 2016 годах?

– В 2015 – 200 преступлений, в 2016 наблюдается рост, больше 300, в основном это преступления имущественного характера. Попадают к нам и дети из благополучных семей, они совершают и кражи, и вымогательства, и разбои, и грабежи. Из 150 детей только 6 находились в социально опасном положении. Родители после таких случаев задаются вопросом, чего ребёнку не хватало. Я думаю, не хватает более тесного общения, ребёнок оставался наедине с гаджетом, с соцсетями, а не наедине с родителями. Я сейчас хочу обратиться ко всем родителям: лучше занимайтесь с детьми спортом, ходите в кино, но не оставляйте детей у компьютера.

– Насколько трудно работать с «трудными» подростками?

- Это нетрудно, их надо просто понять. Конечно, у нас в центре работают педагоги, психологи, которые располагают к себе, они устанавливают причину, по которой он совершил противоправное деяние, его мотивы, и приходят к выводу, что именно нужно ребёнку, чтобы в дальнейшем он не совершал нарушений. Специалисты составляют специальную программу реабилитации для каждого ребёнка.

– Скажите, сколько детей вам удается исправить? Приходят ли они к вам, чтобы сказать спасибо?

– В основном дети исправляются, становится лучше их поведение, повышается интерес к учёбе. Но, к сожалению, есть и такие подростки, которые попадают к нам повторно. Таких детей приходится направлять в спецшколы, чтобы уберечь от негативного воздействия среды. В этом году таких случаев не было.

 

О чём мечтают дети?

– У нас первый телефонный звонок. Здравствуйте, вы в эфире.

– Здравствуйте, я читала, что есть зависимость между школьной успеваемостью и возможными будущими нарушениями. Действительно ли это так?

– В основном те дети, которые заняты, хорошо учатся, всё успевают, не совершают правонарушений. Но это зависит не от самих детей, если детей не отводить за руку в секции, кружки, они и не пойдут туда. Лично я считаю, до 18 лет их надо водить за руку, направлять.

– Бывает так, что один ребёнок с интересом занимается, например, спортом или рисованием, а других родители водят и на одни занятия, и на другие, но детям неинтересно, они делают всё, как говорится, из-под палки. Что в этом случае делать?

– Может, выбрать что-то одно, чтобы ребёнок мог сконцентрироваться, а не водить его на все дополнительные занятия. И прислушаться к мнению ребёнка, спросить, что ему интересно. И всё обязательно получится!

– Давайте перейдём к вопросам из нашего чата. Иннеса Владимирова пишет: «Сейчас есть инициатива по совместному обучению детей из интернатов и обычных школьников. Как, на ваш взгляд, это скажется на поведении тех и других? Не приведёт ли это к тому, что асоциальное поведение будет распространяться среди обычных подростков?»

– Не думаю, что это выльется в асоциальное поведение. Наоборот, дети будут хорошо общаться. А если какие-то разногласия возникнут, педагоги смогут разобраться в ситуации. Не думаю, что стоит волноваться по этому поводу.

– Вы говорили, что дети, когда попадают в ваш центр, должны написать сочинение, рассказать, о чём они мечтают. О чём они пишут?

– Первые сочинения – «Я и моя семья», «Что бы я пожелал своим близким, всем детям на Земле?». И они хотят, чтобы все жили счастливо, чтобы не было войны, чтобы у всех были конфеты, чтобы родители не пили, чтобы у них были велосипеды, чтобы они ездили на море.

– Наша читательница Марина Тутова спрашивает: «Должна ли церковь и другие общественные организации участвовать в судьбе малолетних правонарушений? Может быть, нужно организовывать летние лагеря для подростков, воскресные школы, чтобы дети получали внимание и могли реализовать себя?»

– У нас всё это есть, православная церковь идёт вместе с нами, священник приходит, общается с детьми. И они начинают рассказывать о себе, просят помочь в каких-то вопросах. Такое сотрудничество очень полезно.

Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Обратите внимание

Последние новости



Последние комментарии