Наш канал в Telegram Наш канал в Я.Дзен Наша группа в vkontakte Наша группа в instagramm Наша группа в Facebook Наша группа в Одноклассники Наш канал в twitter
Курс валют: USD: 74 | EUR: 89 Погода: Курск 0°

Как в Курской губернии боролись с эпидемиями 100 лет назад

06 апреля 2020 в 10:02
0 3377 

Как в Курской губернии боролись с эпидемиями 100 лет назад

 

Нынешняя пандемия коронавируса – не самая страшная в истории. COVID-19 сейчас часто сравнивают с «испанкой», свирепствовавшей в 1918 – 1920 годах. Эта пандемия возникла в самом конце Первой мировой войны, охватила весь мир тремя последовательными волнами и унесла почти 50 миллионов жизней.

 

Не минула она и Россию, где шла Гражданская война, дошла и до Курской губернии. Но у нас «испанка» была не так смертоносна, как тиф и холера, буквально выкашивающие и мирных жителей, и бойцов и Белой, и Красной армий.

 

Эпидемиологическая обстановка

В Российской империи, где на 1912 год на учёте состояли 12 миллионов инфекционных больных, существовала мощная противоэпидемическая система защиты. Благодаря масштабным организационным и материальным ресурсам санитарных служб и Российского общества Красного Креста даже во время Первой мировой войны удавалось успешно ликвидировать очаги заболеваний и не допускать возникновения новых крупных эпидемий.

После Октябрьской революции 1917 года вместе с Российской империей рухнуло и её здравоохранение. Шла Гражданская война, и к 1918 году в противоборствующих армиях начались массовые вспышки инфекционных заболеваний, чему способствовало тяжёлое санитарное состояние в войсках. И у белых, и у красных постоянно не хватало врачей (дефицит в Красной армии достигал 55%), вакцин и лекарств, медицинских инструментов, бань и дезинфекционных аппаратов, гигиенических средств и белья. Всё это тут же сказалось на гражданском населении и беженцах, с которыми военные контактировали. Больше всего заболевших было в городах, перенаселённых и грязных вследствие миграций и развала городского хозяйства. Ослабленный из-за ран, усталости и недоедания иммунитет военных и мирных граждан тоже сыграл свою трагическую роль.

Курская губерния в годы Гражданской войны три раза переходила из рук в руки от белых к красным. Особенно тяжело обстояли дела в Белой армии.

 

Сыпной тиф

Сколько людей в годы Гражданской войны действительно переболело сыпным тифом, точно неизвестно, очевидно лишь, что счёт идёт на миллионы. Регистрировали лишь меньшую часть заболевших, и даже по этим данным число заболевших сыпным тифом в 1918 – 1923 гг. в России составило 7,5 млн. человек. По оценке советского иммунолога и эпидемиолога Л.А. Тарасевича, реальное число заболевших тифом только в 1918 – 1920 гг. составило 25 млн. человек.

 

Сыпной тиф – особо опасное инфекционное заболевание. Возбудитель – риккетсия Провачека, которая переносится обычными вшами. Симптомы – слабость, потеря аппетита, тошнота, озноб, высокая температура, сухость и покраснение кожи, боль в суставах, головная боль, затруднённое и прерывистое дыхание, заложенность носа, беспокойный сон. Часто больные бредят. Через несколько дней после начала болезни появляется сыпь. Если организм справляется с высокой температурой и осложнениями, то примерно через 2 недели наступает выздоровление. Возвратный тиф вызывают бактерии – спирохеты и борреллии (их также могут переносить вши). При этом заболевании характерны тяжёлые лихорадочные приступы, не редкость и пневмония.

 

Катастрофическое распространение сыпного и возвратного тифа связано с его переносчиками – вшами, истребить которых на войне практически невозможно, поскольку в полевых условиях бойцы не могли в полной мере соблюдать санитарные нормы. Кроме того, военнослужащие красных и белых армий перебегали к противнику и невольно становились «бактериологическим оружием».

О событиях тех дней рассказала работница курского спиртзавода Карская, которая в годы Гражданской войны работала санитаркой в первой Конной армии Будённого: «Вспоминаются отдельные эпизоды 1919 года: тиф, бараки. Раненых и больных красноармейцев привозят и привозят без конца. не хватает ни белья, ни коек, ни медикаментов. Где-то близко под Рыльском бой – наступает Деникин. Обслуживающий персонал бараков в большинстве женщины. Работаем дружно, забывая о сменах, об отдыхе. У всех одна мысль: победить вошь, ибо она угрожает революции не менее, чем Деникин. Она всюду, на каждой кепке, ползёт по халату, трещит под ногами. С ней трудно бороться, а надо: она ежеминутно вырывает бойцов из рядов сражающихся Красной армии. И мы работаем и днём, и ночью. Потом эвакуация, в облаках пыли тянутся бесконечные вереницы скрипучих крестьянских подвод. Совсем близко разрываются снаряды. Стонут больные, погружённые по 5 и больше на одну подводу. Усилиями женщин-санитарок и сестёр были эвакуированы бараки. Мы не оставили деникинцам ни одного раненого красноармейца».

Курскому губернскому медико-санитарному отделу в эти дни пришлось работать в тяжёлых условиях: на территории губернии, сильно поражённой различными эпидемиями, продолжались бои, связь с некоторыми уездами отсутствовала.

Эпидемия сыпного тифа продолжала развиваться. В сельских районах губернии заболевание было распространено слабо, рост его отмечался главным образом по линии движения войск и военнопленных. Очаги сыпного тифа находились преимущественно в городах, стоявших по этой линии, особенно в Курске, где 19 декабря 1918 года имелось 190 больных, причём, кроме содержавшихся в заразном отделении губернской больницы, в 75-м военном госпитале и Мурыновских бараках бывшего Земгора, часть заражённых сыпняком была госпитализирована.

1 января 1919 года из губернской народной больницы доносили губернскому медсанотделу о том, что имеется 541 больной, из которых 194 инфицированных, и просили принять меры для открытия сыпнотифозного госпиталя.

3 января в больнице было уже 558 больных, из которых в заразном отделении находилось 221. Госпитализировать всех сыпнотифозных не было возможности. К тому времени в Народном доме, бывшем лазарете Всероссийского союза городов, был развёрнут сыпнотифозный госпиталь на 400 коек. Однако он быстро заполнился, а положение не улучшилось.

10 января губернская больница снова сообщает медсанотделу о том, что её заразное отделение имеет на излечении 239 больных сыпным тифом, а всего 534 человека. «Основная масса поступающих – иногубернские, доставляемые по преимуществу Москово-Киевско-Воронежской железной дорогой. В мужском терапевтическом отделении в данное время нет ни одного курянина».

16 января в губернской больнице было уже 595 больных, из них инфицированных 302, 17 января – 645, из них 317 заразных.

В феврале 1919 года на перегоне Курск-город – Курск-Ямская М-К-В ж. д. был открыт обсервационный лазарет на 70 коек.

Но положение в губернской больнице продолжало оставаться напряжённым, 31 мая в ней находилось на лечении 645 больных, в том числе 327 инфицированных.

 

В июне 1919 года в губернии был установлен контроль Добровольческой армии под командованием А.И. Деникина, а 20 сентября ею был взят Курск. Губернатором был назначен князь А.С. Римский-Корсаков. Войска Деникина были почти сплошь заражены тифом и холерой.

1 августа 1919 г. в Курске было опубликовано «Обязательное постановление Курского губернатора, изданное в целях предупреждения и борьбы с заразными болезнями на основании ст. 63 п. 1. Временного положения о гражданском управлении в местностях, находящихся под управлением Главнокомандующего Вооружёнными силами на Юге России». В документе, содержащем 17 пунктов, прописывались меры по предотвращению распространения инфекционных заболеваний.

Постановление предписывало, что «здания, пригодные для жилья, улицы, площади и дворы должны содержаться в чистоте, а все нечистоты и мусор должны вывозиться только в специально отведённые для этого места». Категорически запрещалось загрязнять водоёмы и колодцы общественного пользования. Колодцы должны были быть тщательно очищены и ограждены перилами от хозяйственного скота, водопой которого следовало производить за оградой из особых колод. Если какой-либо общественный колодец оказывался заражённым или возникало на то малейшее подозрение, он подлежал немедленному закрытию.

Согласно документу, запрещалось «в реках, прудах и ручьях мытьё белья из домов, где имеются заразные заболевания». Кроме того, предписывалось покрасить в разные, установленные городскими управами цвета, бочки водовозов для питьевой и непитьевой воды. Запрещалась продажа испорченных съестных припасов.

Ввиду опасности распространения болезни о каждом лице, которое заболело холерой или другой «заразной болезнью», хозяин помещения, где это лицо находится, обязан был немедленно сообщать санитарному врачу или служащим Государственной стражи. Если подобный случай происходил в деревне, то хозяин дома сообщал о заражении сельским властям.

Для борьбы с эпидемиями при «заразных» больницах и бараках в обязательном порядке предписывалось устроить особые экипажи с целью перевозки больных, если зараженный был доставлен на частном экипаже, то лечебному учреждению, куда привозили пациента, предписывалось продезинфицировать транспортное средство.

Постановлением Курского губернатора А.С. Римского-Корсакова в пекарнях, булочных, колбасных, квасных и иных местах приготовления «съестных припасов» воспрещалось спать, помещать постельное бельё и одежду рабочих.

За нарушение этих распоряжений виновные подвергались тюремному заключению на срок до 6 месяцев либо денежному взысканию до 20 тыс. рублей.

Курский губернатор А.С. Римский-Корсаков сообщил, что за прошедшую зиму сыпной тиф распространился во многих уездах Курской губернии, и предложил принять неотложные меры против распространения эпидемии сыпного и возвратного тифа, обследовав через врачей очаги наличия болезни.

Однако по мере по того, как белые проигрывали войну, у них оставалось всё меньше ресурсов на выполнение медицинских задач.

Серьёзного успеха в борьбе с тифом достичь смогли только большевики, и только после побед над белыми, что позволило уделить внимание и ресурсы медицинским проблемам и предпринять чрезвычайные меры.

 

Холера

В Курской губернии во время Гражданской войны к сыпному тифу прибавилось новое бедствие – холера. Широко развивавшаяся в смежных уездах Орловской, Воронежской и Черниговской губернии, она начала интенсивно просачиваться на территорию Курского края.

 

Холера – особо опасная кишечная инфекция, которая вызывается холерным вибрионом. Она поражает преимущественно тонкий кишечник, проявляется диареей, рвотой и интоксикацией. Во время болезни человек теряет до 40 литров жидкости в сутки, что может привести к смертельному обезвоживанию. Ежегодно холерой заболевают 3 – 5 млн. человек, около 100 – 150 тысяч из них погибают. Чаще всего болезнь вспыхивает после социальных катаклизмов, землетрясений или других стихийных бедствий. Холера возникает в форме эпидемий, когда заболевают до 200 тысяч человек.

 

В октябре 1918 году эпидемия холеры достигла очень больших размеров. В ежемесячных сведениях о распространение острозаразных заболеваний указывалось, что в течение этого месяца холерой были поражены 97 селений Курской губернии, больных в них учтено 434, из которых умерло 180.

К этому времени в распоряжении губернского медсанотдела для борьбы с холерой было уже 9 врачей, 3 студента-медика, 33 фельдшера, 1 сестра милосердия, из которых формировались отряды и направлялись в районы, наиболее поражённые как холерой, так и другими инфекциями.

 

«Испанка»

В России первая волна этого заболевания поначалу осталась даже незамеченной. Но затем пришла вторая. Первые сведения об «испанке» датируются августом 1918 года, а география её распространения показывает, что по городам и весям бывшей Российской империи испанский грипп распространялся с юга или юго-запада: первоначально эпидемия разразилась на территории Украины. Только в Киеве было порядка 700 тысяч заболеваний, это притом, что по переписи 1917 года в городе насчитали официально зарегистрированных лишь чуть более 467 тысяч жителей. Правда, в августе 1918 года к ним добавились десятки тысяч беженцев, а также дислоцированные в Киеве части германских оккупационных войск и армии гетмана Скоропадского.

Скоро «испанка» пришла в Москву и Петроград, где было чуть спокойнее. Вообще эпидемия свирепствовала до лета 1919 года, и за это время унесла около 2,7 млн. жизней в Советской России.

В Курской губернии эпидемия испанки началась практически одновременно с эпидемией холеры – в октябре 1918 года.

Газета «Курская беднота» от 10 октября 1918 года писала: «В Старооскольском уезде свирепствует какая-то особенная эпидемическая болезнь, которая не определена врачами. По сёлам масса заболевших, по убеждению врачей – это острая инфлюэнция, перебросившаяся из Воронежской губернии, особенно из Землянского уезда, где за последнее время много умерло, не вынеся эту болезнь» .

 

«Испанка», или испанский грипп, – особо опасное инфекционное заболевание. В абсолютных показателях «испанка» стала самым смертоносным недугом в истории человечества, в относительных она, возможно, уступила чуме, уничтожившей в XIV веке около 10% жителей Земли (30 – 40 миллионов человек).
Её симптомы были настолько необычны, что заболевание диагностировали изначально как холеру, брюшной тиф и лихорадку денге. Испанский грипп вызывал, наряду с повышением температуры, хрипами и кашлем, кровотечение из слизистых оболочек и кровохарканье, отёки, боли в различных частях тела, сыпь в неожиданных местах, например, на крестце. Кроме того, многие заболевшие «испанкой» страдали от поражений сердечно-сосудистой и нервной системы.
Грипп поражал в первую очередь молодых людей с хорошим иммунитетом и поразительно быстро распространялся. Пик заболеваемости и смертности в мире пришёлся на осень 1918 года.

 

До революции в городе Курске был только один «особый» санитарно-эпидемиологический врач и один – в Курском уезде. В конце 1917 года, то есть уже после Октябрьской революции, санитарная организация, находившаяся ещё при городской управе, состояла из одного врача-заведующего и двух санитарных участковых врачей.

Ко второй половине 1918 года санитарная организация ещё более окрепла, в её штате было четыре санитарных врача и четыре санитарно-эпидемиологических фельдшера. Укрепление санитарной организации позволило вести более активно и действенно борьбу с эпидемиями как в самом Курске, так и в уездах

По постановлению комиссии Народного Комиссариата внутренних дел в сентябре 1918 года Курскому губисполкому было отпущено 100000 руб. на содержание открытого в июле этого же года при ветеринарной лаборатории медицинского отделения.

 

Источники

Константин Котельников. Инфекционная катастрофа в России в 1918 – 1921 гг.
Симонян Р.З. Эпидемиологическое состояние населения уездов Курской губернии под властью большевиков (1918 – 1919 гг.).
Масленников И.П. Действия администрации вооружённых сил на юге России по борьбе с «заразными болезнями» на территории Курской губернии.

 

#

Популярное в тему:

Подписывайтесь на нас в Яндекс Дзен, Яндекс новости, Google новости

Поделиться в соцсетях

Оставьте комментарий

Поделитесь своим впечатлением о новости.

Текст комментария
Ваше имя
Введите капчу *
1c91fbe9f1197e1ebbad1dc0444cdb67

Уважаемые пользователи! Вводя персональные данные вы принимаете условия Политики конфиденциальности сайта сетевого издания "KURSK-IZVESTIA"



Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Актуальные новости


Хозяин, забери меня домой - Новый проект Курских известий
Последние комментарии

Вернуться наверх