Наш канал в Я.Дзен Наша группа в vkontakte Наша группа в instagramm Наша группа в Facebook Наша группа в Одноклассники Наш канал в twitter
Курс валют: USD: 77 | EUR: 89 Погода: Курск +15°

«Мне скрывать нечего». Подробности пресс-конференции замгубернатора Андрея Белостоцкого

07 августа 2020 в 14:37«Мне скрывать нечего». Подробности пресс-конференции замгубернатора Андрея Белостоцкого

В самом начале встречи с прессой чиновник заявил, что готов максимально открыто ответить на любые вопросы, в том числе и неудобные. Предлагаем оценить, удалось это Андрею Белостоцкому или нет. «КИ» выбрали самые интересные моменты разговора.

 

Почему приехал в Курскую область

 

    Танита Ортега, ИА «Секунда»: Вы работали в крупной инвестиционной компании «МедИнвестГрупп», которая занималась масштабными медицинскими проектами. Вы решились на переезд в Курскую область, в дотационный регион. Возможно, раньше зарплата была выше и наверняка здесь у вас возросла степень персональной ответственности. Почему решились переезд и согласились на эту должность?

 

Андрей Белостоцкий: До сих пор себе сам задаю этот вопрос. Я работал в компании недолго 5-6 месяцев. До этого я 12 лет бессменно работал в московском здравоохранении. Но почему за полгода в «МедИнвестГрупп» говорит вся Курская область, а про 12 лет в московском здравоохранении никто вопросов почему-то не задает.

О переходе в «МедИнвестГрупп» меня попросили в правительстве, потому что то, что сейчас делает компания это согласовано с правительством РФ.

Я, честно говоря, в Курской области знал только, что оттуда наш бывший генерал-полковник Пронин, знал, что Винокур и Лещенко тоже ваши земляки. Еще у меня есть один товарищ, у которого корни в Медвенском районе. Больше я никого не знал, ни губернатора, ни его команду, даже не представлял, что могу здесь работать. Но мне поступило предложение, от которого я не смог отказаться, поэтому я и приехал. Знал, какая будет зарплата, все условия работы. Я хотя и достаточно уже взрослый человек, у меня есть свои амбиции, у меня есть свои желания, только из-за этого я принял такое решение. Хотя, бывает, я и сам удивляюсь своему решению. Мне предложили встретиться с Романом Владимировичем, возможно, эта встреча повлияла на это решение. Мне предлагали стать заместителем губернатора и в Нижнем Новгороде и в Тульской области, но, возможно, я не находил какого-то общего контакта, общего понимания, когда человек общается с кем-то, он понимает, что он готов с ним работать.

 

Неместные главврачи

 

   Татьяна Ласточкина, «Курская правда»: Как вы нашли наше курское здравоохранение, его состояние? И сразу вдогонку вопрос: все новые назначения главврачей, в основном это выходцы из других регионов – Москва, Белгород. Наш только в БСМП остался и то исполняющим обязанности. Неужели у нас нет своих кадров?

 

А.Б.:  -Хороший вопрос по поводу того, как я нашел курское здравоохранение. Я его нашел (смеется). Ничего нового для себя, ужасного я не увидел. В Москве я работал сначала в южном округе, и здравоохранение там не намного лучше было, поэтому я спокойно отношусь к тому, что увидел здесь. Понятно, что оборудование старое, больницы старые, вы сами все знаете. В главной нашей областной больнице 40 лет не было капремонта. Оборудование примерно на 80% там изношено.

Но самое главное другое – я увидел людей, которым интересно идти вперед. Я увидел молодежь, которая ко мне записывается на прием и без главных врачей приходят, рассказывают о том, какие новые методики, какие новые мысли у них есть. Вот вы говорите про главных врачей, несколько молодых заведующих отделениями я нашел, одного взял из коммерческой организации, вернул его в областную больницу.

Что касается назначений. Давайте по очереди возьмем. Начнем с онкодиспансера. На днях мы принимали стратегические важные решения по развитию онкоцентра, у Романа Владимировича час здравоохранения был посвящен этой теме. Роман Владимирович начал с того, что поблагодарил Углешу Спасовича за работу, которую он ведет в онкоцентре, не было ни одного замечания в его адрес.

Может, какой-то первый негатив был, что уходит курянин, приходит москвич. Сейчас я общаюсь с сотрудниками онкоцентра, все меня благодарят.

Что касается областной больницы. Вы знаете, что вокруг областной больницы до моего прихода, или после моего прихода было очень много разной негативной информации. Было около 300 заболевших среди медперсонала, были коллективные письма. То есть не работа была, а вот эта даже не возня, а вытаскивали наружу то, что в медицинских коллективах обычно берегут.

Губернатор мне дал поручение подыскать главного врача. Были кандидаты, один московский, двое из Курской области. Но потом Роман Владимирович после того, как сюда приезжала делегация из Белгорода, попросил меня посмотреть в сторону главного врача Владимира Луценко. Я его не знал абсолютно, когда я ушел из Московского здравоохранения, он только пришел туда. Я поговорил с ним, узнал, что у него мама жила в Курской области, что он закончил КГМУ, много его однокурсников здесь работает сейчас. Потом я узнал внешнюю информацию. Верткина Наталья, профессор, доктор наук, она около 30 лет возглавляла эту больницу, знает ее изнутри и снаружи, я ее спросил, она мне дала две характеристики Дмитрия Луценко. Это я довел до Романа Владимировича, после чего он решил с ним встретиться сам. Назначение состоялось.

Я хотел найти, конечно, сильного руководителя в Курской области, но один кандидат еще не опытный, другой не совсем по специальности, москвич отказался. Я бы не назначил никогда руководить областной больницей человека, который не имеет корней в Курской области.

Сложилось так, что у нас есть прослойка возрастная, руководители за 60, и есть молодая. 40-летних, 45-летних их очень мало, потому что они работают или в коммерческих структурах или они уехали из Курской области. Есть некоторые главврачи в ЦРБ, мне они симпатичны, я готов им помогать. Очень много профессоров, докторов наук работает в областной больнице, туда нужно назначать человека, который имеет степень тоже. Вопрос непростой.

С другой стороны, когда в Москву приезжают из других регионов, мы никогда не говорим, откуда они. Я сам не москвич, я родился на Украине в Одесской области, у меня мама с Одессы. Среднюю школу закончил в Грозном. Бабушку с дедушкой в 1937 году из Украины отправили на Кавказ, ну вы знаете, по каким причинам это было. Я учился во Владикавкавказе, потом там случилась война у нас. Поехал в Москву работал, учился, меня там тоже приняли нормально.

 

   Татьяна Ласточкина: Ваши любимые телеграм-каналы дают информацию о том, что решается вопрос по главврачу перинатального центра. Якобы место Крестининой займет супруга главврача онкодиспансера Углеши Спасовича. Так ли это?

 

А.Б.: Я ждал этот вопрос. Благодаря телеграм-каналам я узнал, во-первых, что у него есть супруга и, во-вторых, что она врач. Благодаря телеграм-каналам выяснилось, что она онкогинеколог, работает в институте эндокринологии. Институт у нас считается головным вообще в РФ, доктор медицинских наук, профессор. Ни я, ни она, ни Углеша Спасович не знали, что она собирается приходить в перинатальный центр.

Но такая проблема существует, у нас осенью заканчивается контракт с главврачом. Я разговаривал с ней в надежде, что она мне скажет, кто ее преемник. Она не сказала. У меня не получилось найти кандидатуру из Москвы. У меня есть 4 кандидатуры - 2 мужчин, 2 женщин, один из них работает в перинатальном центре. Будем решать.

Ну, если честно, я бы такого специалиста (о супруге Углеши Спасовича – прим. ред.) хотел бы иметь в Курской области, тем более у нее акцент идет на гинекологическую эндокринологию, у нас очень много проблем, связанных с лечением таких случаев. Она бы нам конечно большую помощь оказала. Может быть, мы пригласим ее, может быть, на кафедру. Может, она возглавит какое-то отделение областной больницы. Я подумаю над этим, речь о перинатальном центре не идет.

В областной больнице нет отделения гинекологии, не знаю почему. Не знаю, почему в БСМП нет отделения травматологии. У нас нет ни одной больницы, где есть полностью весь объем медпомощи при сложных сочетанных травмах, а такую надо создавать.

 

За государственную лабораторию

 

   Мария Колосова, ТРК «Сейм»: - Вопрос по реактивам. Результаты анализов в городских поликлиниках и частных получаются разными. В самих поликлиниках объясняют, что у них очень плохие реактивы. Как обстоят дела, возможно ли решить проблему?

 

А.Б.: Помните, был разговор о том, что на территории онкодиспансера «МедИнвестГрупп» хочет забрать или купить два отделения, которые занимаются анализами лабораторными. Ни о какой покупке речи не было. До меня еще были рассмотрены два предложения о создании концессии или государтсвенного-частного партнерства по созданию единой лабораторной службы.

Я сказал Роману Владимировичу, что мне эта история не нравится. Давайте создадим на базе онкодиспансера государственную централизованную лабораторию. Я на этом настоял. Роман Владимирович был удивлен, потому что везде в Белгороде, в Волгограде есть государственно-частное партнерство. Просто я знаю, с какими угрозами и проблемами можно столкнуться.

Решение принято, создана рабочая группа, сейчас мы активно работаем над реализацией. Задача до конца года 2021 года такую лабораторию создать.

Потому что проблема есть. Те анализы, которые делают в ЦРБ, никто им не верит. Даже в Курске не верят этим анализам. Оборудование старое, сложно найти врача, не лаборанта, который отвечает за лабораторную диагностику.

Давайте про деньги поговорим. На одном из совещаний я запретил врачам отправлять людей на лечение в другие районы. Некоторые не хотят заниматься лечением или спорить с пациентом, направляют по 57-му постановлению в другой регион. Я понимаю, если это услуга, которой у нас нет. А когда у нас есть целый офтальмологический центр, и отправляют по офтальмологии в другие регионы - это же смешно. Эта сумма порядка 800 млн. рублей за год. Для нашей курской области это колоссальные деньги. Весь долг наших ЦРБ составляет около 250 млн., а 800 мы отправляем в другое место. Я запретил направлять, за исключением тех случаев, когда главный внештатный специалист скажет, что это нужно. У нас уже экономия есть. Эти деньги мы перераспределим между учреждениями. У меня есть желание, чтобы все ЦРБ к концу 2020 года вышли в ноль или в плюс.

 

«Достойно справляемся с коронавирусом»

 

   Любовь Воробьева, РИА «Курск»: Ваши точечные решения позволяют полагать, что вы здесь как кризис-менеджер. Вы останетесь здесь на несколько лет и продолжите свою работу или найдете преемника из местных?

 

А.Б.: - Кризис менеджер - это тяжелая профессия, выгореть можно в 2 секунды. Поэтому кризис-менеджером не хочу работать больше. Что касается точечных решений, они не точечные. Были какие-то в телеграм-каналах сообщения… Я не люблю читать, мне помощница присылает и еще кто-то. Я говорю: «Не шлите мне этого». Я в себе не сомневаюсь. Главное - губернатор знает о том, что я делаю.

Мы очень достойно справляемся с коронавирусом. То, что я увидел в начале апреля, это была сложная ситуация, я глубокой ночью читал 100-150 сообщений, которые приходили мне на телефон в первые дни моей работы. У меня даже часа не было лишнего, чтобы посмотреть по сторонам.

Я начал общаться с главврачами, я увидел желание изменить ситуацию. У нас это получается. Сейчас жалобы если и есть, то единичные. Может, раз в два дня. Это позволило губернатору частично снять ограничения.

Если бы вы сейчас подумали как непросто комитету здравоохранения. Мы должны понимать, что ковид-инфекция не ушла, мы должны думать об осени. Сейчас я себя шутливо называю «старший министр здравоохранения», потому что раньше руководство области львиную долю времени уделяло здравоохранению, сейчас меньше уже, могут заниматься другими делами, сельхозработами, например.

Я, кстати, познакомился здесь с хорошими людьми. Я люблю дружить, умею. Это сложная профессия, которой я хорошо владею. Я уже знаю, как пшеница растет, как ячмень собирают, мне это интересно.

 

Выплаты врачам

 

    Артем Огнев, «Курские известия»: - К нам обращались медики Щигровской ЦРБ по поводу неполных выплат за работу с коронавирусными больными. Перед пресс-конференцией мы связались с ними и узнали, что денег в полном объеме они так и не получили. Скажите, пожалуйста, все-таки положены ли работникам Щигровской ЦРБ эти выплаты и в каком размере? Когда они их смогут получить?

 

А.Б.: - Тема для меня уже старая. У нас три вида выплат, две по федеральным постановлениям, одна по региональному. К примеру, в лечебное учреждение поступает больной, потом выясняется, что у него ковид, главврач должен издать внутренний документ, в котором указано, кто работает с этим пациентом. Это 5-6 человек, а не так как было в одной ЦРБ, где одного пациента наблюдали все - и главврач, и главный бухгалтер. Ни я, ни комитет здравоохранения, ни губернатор не заинтересованы в невыплате денег, мы просто исполнители. Главный врач подает нам списки, мы передаем деньги. Если кто-то не получил, то это может быть только по двум причинам: несерьезное отношение к моим поручениям главврачей, либо же человек не участвовал в процессе лечения больных с коронавирусом.

У нас есть горячая линия в комитете здравоохранения, которая рассматривает все вопросы. Там уже около 260 обращений было.

Если есть сведения по фамилиям, кто не получил деньги, передайте, я вам по каждому готов ответить.

 

Палфёрова остаётся

 

   Ирина Леонова, ТК «Такт»: Сейчас все чаще говорят о смене руководителя регионального комитета здравоохранения. Эти слухи оправданы?

 

А.Б.: Не хочу сравнивать Елену Александровну с поговоркой «Мы не меняем в сложных условиях руководителей». Ни у губернатора, ни у меня таких планов нет. Желающих сейчас во время коронавируса возглавить такую сложную отрасль нет.

 

    Олег Будников, ГТРК «Курск»: Незадолго до вашего назначения к нам приезжал главный трансплантолог, обсуждался вопрос о создании центра трансплантологии на базе областной больницы. Может быть, с новым руководством вопрос сдвинется с мертвой точки, как сейчас обстоят дела?

 

А.Б.: Я пообщаюсь с главврачом, запишем вопрос. Вопрос очень важный. Я посмотрю, сколько у нас нуждающихся в таком центре, может быть финансово это невыгодно. Если нам нужно создавать, будем создавать

 

   Татьяна Ласточкина: У меня вопрос, наверное, из любимой вашей отрасли - про деньги.

 

А.Б.: Понимаете в Москве денег много, можно особенно их не считать. А когда здесь я вижу это все, заставляю всех считать. ЦРБ меня волнуют сильно, курские больницы безубыточные, но жирка у них нет. В Москве я добился, что во всех лечебных учреждениях был запас. То есть в январе на счету должен быть месячный запас зарплаты, которую выплатили в декабре, или двухмесячный запас. Вот тогда я считаю, что больницы эффективно сработали. У нас пока это несбыточная история.

 

   Татьяна Ласточкина: Есть у меня информация такая: областной бюджет будет урезать финансирование на льготное обеспечение лекарствами. Так ли это? Чем нам грозит введение федерального реестра льготников?

 

А. Б.: -Про назначение главврача в ОПЦ вы раньше знаете, бюджет тоже вы раньше знаете. Мы еще даже не принимали его, а уже кто-то вам что-то рассказывает. У нас бюджет был 959 млн. на льготные лекарства, потом еще процент инфляции добавлялся к этой сумме и формировался бюджет на следующий год. Пока разговоров о том, что будет меньше, больше… у нас проблема другая. У нас много людей, которые получают льготу не лекарствами, а деньгами, потом жалеют об этом, снова обращаются за лекарствами и пишут жалобы, что их не обеспечивают. Если бы у нас меньше людей получало эту льготу, мы бы больше средств получали из федерального бюджета. Наоборот, мы хотим попросить больше денег, а не урезать. Мне бы хотелось 1 млрд. 150 млн. рублей.

Я дал поручение комитету здравоохранения, чтобы к ноябрю-декабрю все контракты 2021 года были заключены. Потому что у нас были проблемы, кто-то не успел, у кого-то лоты неправильно были сформированы.

В Москве я занимался льготным лекарственным обеспечением, за год мы обеспечивали порядка миллиарда рецептов. У меня отсроченного обеспечения, а по приказу Минздрава это 2 недели, по всей Москве было не больше 600 препаратов. А Москва больше Курска в 15 раз по населению, у нас вообще должно быть 40 рецептов на обеспечении всего, которые мы не сделали…

Но у нас есть «Курская фармация», которая у нас выигрывает конкурс достаточно большой, там 130 или 140 млн. в месяц мы за логистические услуги платим, но они очень плохо справляются со своей работой. Они нам не помощники.

В комитете 2-3 человека, которые занимаются лекарственным обеспечением, а должен быть целый отдел.

Я знаю, как сделать так, чтобы все работало хорошо, со следующего года, думаю, мы этого добьемся.

 

   Танита Ортега: Правда ли, что следственный комитет проводил обыски в кабинете уже бывшего главврача областной больницы?

 

А.Б.: Надо спросить у следственного комитета. Я когда представлял его, там был пустой кабинет, ни следственных органов, ничего там не было.

 

   Татьяна Ласточкина: Сейчас во многих поликлиниках не дают справки для трудоустройства на работу. Если педагог или врач, то в частном центре он должен заплатить до 3 тысяч рублей за такую справку. Будет ли проблема решена? Когда заработают поликлиники? Ни снимки сделать, ни срочную помощь невозможно получить…

 

А.Б.: Про справки. Они у нас не входят в программу обязательную, которую мы должны оплачивать. Это просто порядочность и честность людей, которые эти справки выписывают и считают, сколько она стоит. Дайте поручение комитету здравоохранения, пусть посчитают, сколько эта услуга может стоить.

Что касается поликлиник, открыли плановую работу по диспансерным группам. Я побывал почти во всех поликлиниках и я не видел, чтобы где-то стоял какой-то швейцар, который не пускал людей в поликлинику. Поедьте сейчас в любую поликлинику и посмотрите, пустят вас, не пустят, дадут вам карту или нет. Я уверен, что дадут.

Мы вводим ограничения по записи, по расстоянию между пациентами ради безопасности. Вот пример, привезли нам за последнюю неделю 6 случаев коронавируса с отдыха: из Крыма и других курортных городов Краснодарского края. Учитывая, что только неделю назад начали все уезжать туда, что мы получим дальше – большой вопрос.

 

   Артем Огнев: У курян много вопросов по медицине, по обеспечению лекарствами, по тестам на коронавирус для тех, кто приехал с отдыха... Есть ли какой-то общий ресурс, где они могут получить ответы?

 

А.Б.: В сентябре заработает центр управления регионом. Я поручил на базе центра медпрофилактики создать отдел по работе с обращениями граждан, чтобы там была горячая линия. Потому что я уверен, что не все хотят писать губернатору, президенту, все хотят решить свой вопрос. В Москве у меня такая система работала. И многие вопросы удавалось решить, как только они возникали.

Что касается тестирования, в аэропорту установлен тепловизопр и дежурят медики. С 10 августа организуем такую систему на железнодорожном вокзале. Главное - выявить тех, кто с температурой, бессимптомных мы не выявим никак. Протестировать всех приезжих мы не можем, нам просто денег не хватит.

Для коммерческих автобусов, которые привозят к нам людей с отдыха, мы определили точку въезда, это Горшеченский район. Там тоже будут установлены тепловизоры.

Работа будет вестись среди работников образования, соцсферы, культуры, здравоохранения. Тем, кто был в отпуске и выезжал за пределы региона, мы предлагаем за 3-4 дня до выхода на работу сделать тест в областном кожвендиспансере.

Мы делаем все, чтобы не допустить второй волны коронавируса. Все будет зависеть еще и от самих курян.

 

Вакцина от коронавиурса

 

   Олег Будников: Грядет вакцинация от ОРВИ и от коронавирусной инфекции. Отношение совершенно разное к этой вакцинации, есть скептики. Будем ли бороться с диссидентами?

 

А.Б.: Я ни с кем бороться не собираюсь. Если вам говорят, что я с кем-то борюсь, кого-то уволил, что-то закрыл – это неправда.

Что касается прививки от гриппа. У нас будет грипп А и Б, он мультивалентен, составляющих этого вируса раньше на территории России не было. Вакцина очень важна, она будет у нас в конце августа. У нас большое желание привить более 60% курян, у которых нет отводов по медпоказаниям. И 85% - это контингент 65+, которые особенно подвержены болезням.

Что касается вакцины от ковид. Мне жалко, что в соцсетях пишут: «почему мы должны быть первыми, вторыми или третьими, лучше мы будем в середине». Мы можем и первые сделать всё.

Вакцина от коронавируса скорее всего появится после 20 сентября. Инструкции по применению у нас пока нет. Мы знаем, как ее хранить и готовимся к этому. Она хранится при температуре минус 60 градусов. После того, как ее достали из холодильника, она должна быть использована в течение 6 часов, насколько я знаю. Массовой вакцинации, как от гриппа не будет, потому что заводы сразу не смогут массово перестроиться на производство вакцины. Предполагаем, что одновременно прививки от коронавируса и гриппа делать будет нельзя. Нужно, чтобы сейчас как можно больше курян сделали прививку от гриппа.

 

   Артем Огнев: Мобильные ФАПы поставили в Курской области, а потом оказалось, что они не соответствуют техническим требованиям. Что будет с ними дальше?

 

А.Б.: Я всегда вопрос задаю: это было при мне или без меня? Вы же понимаете, что эти машины были поставлены в феврале. В феврале, если бы мне сказали, что я здесь буду, я бы не поверил.

5 комплексов работают. Те 16, которые не могут работать, они сейчас проходят повторное обследование. Никто этим не занимался. У нас два варианта, либо судиться с поставщиком, либо он их забирает, переделывает и возвращает.

 

   Наталья Томина, «Курск ТВ»: У меня не вопрос, а скорее пожелание. На сегодняшний день выполнено 2 пункта стратегии Романа Алехина, которую он презентовал весной этого года. Я вас очень прошу почитать ее. Кроме того, как директор «Курск ТВ», я могу сказать, что мы не так давно писали о курской фармации. Почитайте эти стать, пожалуйста.

 

А.Б.: Наталья, понимаете, я себя, бывает, не узнаю, а еще читать. Я почитаю, но вы сказали бы, в чем суть, без стратегии, просто несколько вопросов задали бы мне. Например, что по «Курской фармации», что там?

  

   Н.Т.: Были многочисленные нарушения, которые подробно описаны в статьях. Если вы их прочтете, то вы немножечко иначе посмотрите на ситуацию.

 

А.Б.: Наталья вы просто невнимательно немножко меня слушали. Я же вам сказал, что так, как работает «Курская фармация», меня не устраивает, они мне не помощники. Этот посыл просто мягкий и легкий и мне даже не надо читать про «Курскую фармацию», я уже все понял и так.

 

   Н.Т.: Ну, хорошо, ничего не читайте.

 

А.Б.: Нет, вы же хотите результата?

 

    Н.Т.: Да уже все хотят домой.

 

А.Б.: Ну хорошо, я не держу никого, Наталья, кто хочет, может уйти.

Я профессиональный организатор здравоохранения, я в шахматы хорошо играю, я на 4 хода вижу вперед. Проблема «Курской фармации» для меня была понятна после первого общения с их руководителем. Я не могу предпринимать резких движений, потому что там написан устав с этими парашютами, самолетами. Я обещаю, что почитаю. С Романом Алехиным собираюсь встретиться, один из замов сейчас занимается этим вопросом.

 

   Олег Будников: Какого ваше отношение к феномену непотизма в медицине, то есть когда родственники на близких должностях?

 

А.Б.: У меня два сына. Если бы я был главврачом больницы, я бы не позволил своему сыну работать вместе со мной. Просто я своим авторитетом не дам ему развиться. И вот те врачи или главврачи, которые думают, что беря детей на работу, они помогают им, они убивают в них всю инициативу. Я приветствую династии, но они должны развиваться по-другому. Есть вещи, которые категорически нельзя, например, когда муж - главврач, а жена - главбух. Если вы мне подскажете где это есть, через 5 минут этого не будет. Наташа уже устала просто, поэтому пора, наверное, завершать.

 

    Олег Будников: Родственникам умерших от коронавируса, передают их тела в запечатанном виде. Они не могут с ними нормально проститься и убедиться, что это их близкие. Можно ли изменить этот подход к похоронам умерших от ковида?

 

А.Б.: Тема щепетильная. Я поговорю с главным патологоанатомом. Я сам добрый искренний человек, я все это понимаю.

Я, например, хочу дворец бракосочетаний построить. Я костьми лягу, но постараюсь сделать, у нас площадка есть хорошая в районе триумфальной арки.

Вы можете задавать мне любые вопросы. Мне скрывать нечего. У нас много планов серьезных. У меня есть мысли объединить БСМП с роддомом. Это давно напрашивается, потому что они рядом, а в БСМП нет гинекологии. Они друг к другу ходят.

ЦРБ объезжаю, есть те, из которых реально можно сделать очень хорошие больницы.

У меня есть планы построить две поликлиники в Курске на 750 посещений на севере и на Северо-западе, где новые микрорайоны. Там по 70 тысяч человек, а они ездят в поликлиники в центр. Тоже неправильно это.

У меня желаний много. Пока я не построю детскую областную больницу, я уезжать не собираюсь. Это тоже в моих планах, потому что не может находиться операционная и реанимация в цокольном этаже бывшей гостиницы профсоюзов, но это просто катастрофа. Тем более место у нас есть хорошее, рядом с перинатальным центром. Там будет красивый медицинский городок, аллея жизни, как в Москве, то есть детская больница, перинатальный центр и областная больница.

 

P.S. Следующие встречи журналистов с Андреем Белостоцким могут состояться, когда в регион поступит вакцина от ковид, а также в тот день, когда в регионе не будет ни одного заболевшего коронавирусом.

Подготовила Анна Власова


Популярное в тему:

Подписывайтесь на нас в Яндекс Дзен и Яндекс новости

Поделиться в соцсетях

Оставьте комментарий

Поделитесь своим впечатлением о новости.

Текст комментария
Ваше имя
Введите капчу *
0dbcd824c43933a85ce45db00a497033

Уважаемые пользователи! Вводя персональные данные вы принимаете условия Политики конфиденциальности сайта сетевого издания "KURSK-IZVESTIA"




Архив новостей
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930
Актуальные новости


Хозяин, забери меня домой - Новый проект Курских известий
Последние комментарии

Вернуться наверх